«Украинский кризис является угрозой для всего мира»«Украинский кризис является угрозой для всего мира»«Украинский кризис является угрозой для всего мира»
Пряма мова

«Украинский кризис является угрозой для всего мира»

Оливер Стоун
«Украинский кризис является угрозой для всего мира»
«Если бы нашелся хороший сценарий о третьей мировой – я бы снял такой фильм»

01.08.2019

Американский режиссер, сценарист и продюсер Оливер Стоун по праву считается одной из самых крупных фигур современного мирового кинематографа. Обладатель трех премий «Оскар» и других многочисленных наград воевал во Вьетнаме, был дважды ранен, получил медали «Пурпурное сердце» и «Бронзовую звезду». А затем учился в Нью-Йоркском университете у выдающегося режиссера Мартина Скорсезе. Его «вьетнамская трилогия» – фильмы «Взвод», «Рождённый четвёртого июля», «Небо и Земля» стали классикой антивоенного кино, обозначив критическое отношение к внешнеполитическому курсу США.  

Многие работы из творческого наследия режиссера: «Прирожденные убийцы», «Дорз», «Уолл-стрит», «JFK», «Сальвадор», «Никсон», «Сноуден», «Нерассказанная история США», оставили заметный след в истории американского кино – как и снятые по его сценариям картины «Полуночный экспресс», «Лицо со шрамом», «Конан-варвар», «Год дракона», «Эвита». Кроме того, Оливер Стоун известен своими работами в жанре кинодокументалистики. Он снял трилогию о Фиделе Кастро, а также интервьюировал для своих фильмов Уго Чавеса, Эво Моралеса, супругов Киршнер, Рауля Кастро, Лулу да Силва, Рафаэля Корреа и Ясира Арафата.

В разгар украинского кризиса Оливер Стоун выступил продюсером документальных лент «Украина в огне» и «В борьбе за Украину», снятых американским режиссером Игорем Лопатенком (первоначально к проекту планировали причлечь Майкла Мура). «Общение с Оливером и совместная работа с ним — самое лучшее, что случилось в моей карьере фильмейкера. Я считаю Оливера титаном, принадлежащим к тому племени, которое держит на своих плечах мир. Я как то пытался найти его хобби, чтобы подарить ему подарок на день рождения – но так и не нашел. Делать кино – вот его хобби», – говорит об этом сам Лопатенок

В интервью Андрею Манчуку Оливер Стоун рассказывает о причинах и возможных последствиях трагического конфликта, которому положил начало Евромайдан – считая, что эти события могут стать прологом новой глобальной войны.   

– Оливер, вы являетесь продюсером нового фильма «Открывая Украину», режиссером которого является Игорь Лопатенок. Расскажите, как вы открыли для себя нашу страну? Можете ли вы вспомнить, когда впервые услышали об Украине, и при каких обстоятельствах это произошло?

– Да, действительно, важно отметить, что это фильм Игоря Лопатенка – я всего лишь беру интервью и также выступаю продюсером фильма. Очень важно, что история рассказана человеком, который вырос в Украине и знает о ней значительно больше чем я.

Я знаю об Украине со времен Советского Союза – незадолго до распада СССР я был в Киеве, когда я работал над сценарием о диссидентах. В 2013 году Игорь обратился ко мне с просьбой помочь ему в работе над фильмом «Украина в Огне». Так началось наше сотрудничество, которое успешно продолжается и сегодня.

– Три года назад, в июне 2016 года, вы продюсировали фильм «Украина в огне». Чем вызвано такое пристальное внимание к украинской теме? Вы считаете, что события в современной Украине имеют сейчас глобальное значение?

– Украина попала в новости и на передовые полосы всех изданий еще до 2016 года. Мы начали работать над фильмом «Украина в огне», когда только начались события на Майдане. После выхода фильма Игорь по моей просьбе задержал его релиз на несколько месяцев, чтобы не навредить паблисити «Сноудена», который выходил осенью 2016 года.

События в Украине имеют важность для всего мира, прежде всего потому, что это, вероятно, одна из самых успешных операций ЦРУ по смене режима – то, что называют «цветными революциями», Роберт Пэрри (известный американский журналист-расследователь, лауреат премии Джорджа Полка, финалист Пулитцеровской премии – прим.ред.) очень хорошо объяснил это в фильме – но с высоты сегодняшнего дня становится ясно, что окончательная точка в этом не поставлена. Украинский кризис является угрозой для всего мира потому, что этот конфликт – если его не разрешить – имеет потенциал перерастания в последнюю войну человечества. Поэтому как гражданин мира я не могу остаться в стороне от этой темы.

К слову, название фильма «Украина в огне» повторяет название киносценария выдающегося украинского советского режиссера Александра Довженко, который рассказывал о нацистской оккупации Украины. Случайно ли это совпадение?

– Лопатенок говорил мне, что он сознательно выбрал это название потому, что читал сценарий режиссера Довженко, в котором исследовался вопрос коллаборационизма украинцев с оккупировавшими Украину нацистами. Он рассказывал мне, что режиссер попал в крупные неприятности со Сталиным, которому очень не понравился этот сценарий. Наш фильм о другом – но эта тема – коллаборационизм, она как я считаю тот краеугольный камень, на котором проверяются убеждения современных украинцев.

– Ваша новая лента рассказывает о событиях 2014 года, а также о войне на Донбассе – какими они видятся вам сейчас, пять лет спустя? В чем вы видите причины этой трагедии, и какими могут быть пути выхода из украинского кризиса?

– Причины трагедии на самом деле очень сложны. Кто-то увидел в Украине и украинцах слабое звено, которое можно использовать в противостоянии с Россией. Ценность жизней простых людей при этом не берется в расчет – как не берутся в расчет совместная культура и триста лет общей истории.

Когда я записывал интервью с президентом Януковичем в Москве в 2014 году, он спрашивал меня, почему нормы международного права не применяются к Украине в части невмешательства в дела суверенной державы? Я ответил ему тогда, что США никогда не волнуются о тех проблемах к которым приводит их вмешательство – как это было в Ираке, в Югославии и во многих других странах. Америка достигает своих интересов, и ее абсолютно не волнует тот хаос, который остается позади.

Выход из кризиса проходит через осознание самими украинцами их роли в этом конфликте. Я не думаю, что украинцы ненавидят русских – я считаю, что это привнесено в их головы извне. Они стали жертвами очень продвинутых технологий манипуляции общественным сознанием, и медиа сыграли в этом ключевую роль. Поэтому мы стараемся дать людям альтернативную точку зрения на этот конфликт.

– Тема снайперского обстрела майдана перекликается с сюжетом вашего фильма о гибели Джона Кеннеди. Почему Запад не настаивает на объективном международном расследовании убийств на киевском Майдане, одесского пожара 2 мая и начала войны на Донбассе? Можно ли надеяться, что правда об этих событиях однажды станет достоянием широкой общественности?

– Запад – вернее западная пресса и телевидение – продавливает в сознание людей абсолютно противоположную версию, согласно которой во всем виновата Россия и мистер Путин. Почитайте прогрессивную независимую прессу на Западе – ее точка зрения на эти трагические события близка к той, которая содержится в нашем фильме. Однако мейнстримовские корпоративные СМИ работают не на интересы читателей – они генерируют новости, создают их, вместо того чтобы делать репортажи о новостях. Они стали политическими силами и перестали быть журналистами.

Одних надежд мало – нужны действия. Для того, чтобы правда нашла свою дорогу к людям, нужно прилагать усилия.

– Вообще, насколько серьезно можно говорить сейчас о свободе слова – особенно, после ареста Джулиана Ассанжа, которого вы интервьюировали в Лондоне?

– Можно и нужно говорить о проблемах со свободой слова везде, где они возникают – как на Западе, так и в России или в Китае. Ситуация с Ассанжем очень меня тревожит. Насколько мне известно, у Джулиана большие проблемы со здоровьем и он находится в заключении в очень шпионской стране – Великобритании, которая наверняка экстрадирует его в США, где ему будет угрожать смертная казнь. Это та линия, после пересечения которой мы все будем жить в оруэлловском «1984»-м – хотя это была книга, а не сценарий для действий правительства. Об этих же проблемах мы говорили в фильме «Сноуден». Свобода существует только тогда, когда она востребована. Если не бороться за свободу слова, ее не станет.

– В фильме «Украина в огне» вы интервьюировали Владимира Путина, бывшего президента Украины Виктора Януковича, – а в новой ленте ведете разговор с Виктором Медведчуком. Какое впечатление оставили у вас постсоветские политики?

– Мне было интересно задать им те вопросы, которые звучат в фильме. У каждого из них свое собственное видение на причины и пути разрешения кризиса. Я говорил Игорю о том, что я не люблю украинских политиков, но он нашел очень интересного, жесткого спикера – Виктора Медведчука, и я отдаю должное его решимости и его твердости в отстаивании интересов русскоязычных украинцев. Он спорит с Путиным, не во всем соглашается с ним. Путин называет его украинским националистом – в хорошем смысле этого слова. Не таким как Степан Бандера, к которому у меня резко отрицательное отношение, а, скорее, как Михаил Грушевский – который хотел независимую Украину, но с дружескими отношениями с северным соседом.  

– Вы сняли широко известные фильмы на тему политической истории Латинской Америки – начиная от знаменитого «Сальвадора» и заканчивая документальной лентой «К югу от границы». Многие проводят сейчас параллели между правыми латиноамериканскими режимами и украинским правительством, которое также полностью зависит от внешней поддержки со стороны США. Так, в частности, украинские ультраправые «добробаты» очень напоминают подразделения ультраправых латиноамериканских «парамилитарес». Видите ли вы это сходство?

– В 2014 году Украина потеряла свой суверенитет и попала под внешнее управление. Украине вообще-то никогда не везло с независимостью. 1918 год, потом 2014-й – конечно, тяжело видеть, когда страна теряет такое ценное качество. Но суверенитета нет и в Европе, позволить себе эту роскошь в современном мире могут считаные страны – США, Китай и Россия. Остальные вынуждены выбирать орбиты сверхдержав и сдавать свои интересы ради безопасности или экономических преференций. О потере государством в Украине монополии на насилие хорошо говорит в нашем фильме Медведчук. Нельзя забывать о том, что национал-социалисты в Германии так же начинали с парамилетарных формирований. Вы знаете, чем это закончилось.

Недавно завершился показ сериала «Чернобыль», который стал одним из самых популярных проектов от НВО. Многие комментаторы полагают, что создатели этого фильма демонизировали действительность советской Украины. Еще Хантер Томпсон написал в 1986 году очерк о том, что США используют чернобыльскую трагедию для политической пропаганды. Как вы считаете, насколько обосновано это мнение?

– Не могу ничего сказать, я его не смотрел. Говорить о том, что сам не видел, я считаю не правильным.

– Украинские националисты стремятся утвердить в стране культ милитаризма, призывая к вечной войне до победного конца. Вы ветеран Вьетнамской войны, были ранены, получили награды – и сняли потом классические антивоенные фильмы. Что бы вы могли сказать украинцам с точки зрения личного опыта о необходимости борьбы за мир?

– Война это всегда грязь, страдания и убийства. Война – это то, чего вы не хотите увидеть или узнать поближе. Я считаю, что современная аудитория забыла об ужасах войны и перестала бояться третьей мировой войны. Если бы нашелся хороший сценарий о третьей мировой – я бы снял такой фильм.

– Украинская википедия пишет, что вы «всегда и везде ищете «вину США», а также известны «благосклонностью к диктаторским режимам или персональной дружбой с такими известными тиранами и деспотами как братья Фидель и Рауль Кастро, Уго Чавес, Эво Моралес и Владимир Путин». Что можно ответить на эти обвинения?

– Это не имеет ничего общего с реальностью. Они пишут это для внутреннего употребления. Меня всегда привлекали личности, я бы не стал снимать фильм про Терезу Мэй или Ангелу Меркель. Меня привлекает бунтарская составляющая характера моих персонажей.

– Что бы вы хотели посетить и увидеть в Украине, когда представиться такая возможность?

– Я бы хотел увидеть Украину страной, в которой у украинцев закончилась вражда друг с другом и с Россией – и я очень надеюсь, что это все еще возможно. К сожалению, угроза распада Украины и потери ее территориальной целостности высока, как никогда. Я слышал много хорошего о Киеве, но пока ситуация не изменится, я там не желанный гость.

Может быть новый президент – он ведь сам в прошлом актер – задумается над тем, что запрещать творческим людям высказывать свое мнение и ограничивать их въезд в страну – это варварство.

Спрашивал Андрей Манчук

Украина.ру

Читайте по теме:

Олександр Довженко. Україна в огні

Сергей КозоловскийТарантино о демократии

Артем Кирпиченок. Сноуден: шпион, который пришел с Запада

Даниэль Лазар. Кем был Степан Бандера?

Джон Пилджер. Возвращение Оруэлла

Полина БеляеваПобедителей не будет

Cлавой ЖижекПолитика Бэтмена

Бернардо БертолуччиСжатый кулак в Венеции

Джулиан АссанжКриптография, как оружие в борьбе с империями

Славой ЖижекWikileaks и иллюзия свободы

Мачей Вишнёвский. Волынь. Про любовь в бесчеловечные времена

Андрей МанчукКиноненависть. Новый фильм о донецких орках

Саймон ХаттенстоунСемь рюмок с Аки Каурисмяки

Жан-Поль Сартр. Письмо об «Ивановом детстве»

Айна Курманова«Хождение по мукам» и боязнь революции

Андрей МанчукТрамбо. Герой нашего времени


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал