Курды и США: союзники или попутчики ?Курды и США: союзники или попутчики ?Курды и США: союзники или попутчики ?
Дискусія

Курды и США: союзники или попутчики ?

Максим Лебський
Курды и США: союзники или попутчики ?
Союз США и сирийских курдов имеет уникальный характер, так как по своей политической направленности в стратегической перспективе они являются скорее антагонистами, нежели партнерами

Теги матеріалу: імперіалізм, близький схід, війна, криза, ліві, лебский, опортунізм, солідарність, сша
26.06.2017

Недавний инцидент, связанным с уничтожением американцами сирийского самолета СУ-22, вновь обострил отношения между странами, которые принимают участие в так называемой «антитеррористической операции» на территории Сирии. Ответом российской стороны на сбитый самолет стало  прекращение взаимодействия с Соединенными Штатами в рамках меморандума о предотвращении инцидентов в небе над Сирией[1]. В качестве причины уничтожения самолета сирийских ВВС, Пентагон назвал бомбежку позиций СДС (Сирийские демократические силы), которые сейчас ведут штурм столицы ИГ – Ракки. Дамаск, в свою очередь, заявил, что его авиация бомбила позиции джихадистов[2].

Без точной и проверенной информацией с места событий, невозможно дать окончательный ответ о целях атаки сирийских ВВС. Стоит правда отметить, что уничтожению самолета предшествовали столкновения между САА и силами СДС у селения Джадин. Обострение ситуации в Сирии связанно, прежде всего, с активным продвижением правительственных войск Асада на восток страны, что ограничивает сферу влияния США курдскими кантонами на севере Сирии. Так, правительственные войска в ходе недавнего наступления взяли древний город Ресафа, вокруг которого располагаются нефтяные месторождения.

Союз США и сирийских курдов имеет уникальный характер, так как по своей политической направленности в стратегической перспективе они являются скорее антагонистами, нежели партнерами. В российских СМИ очень часто можно встретить такие фразы: «Курды стремятся создать свое государство», «Курды – верные союзники США», и т.д. Официозные политологи, которые не так давно взахлеб нахваливали курдов, сегодня уже говорят о них, как об угрозе целостности Сирии и американских марионетках[3].

 Истина всегда конкретна – и для понимания ситуации в Сирии мы должны вникнуть в специфику ситуации, в которой оказались противоборствующие стороны. В действительности курды разделены на разные политические группы, которые, зачастую, преследуют противоположные цели. Несмотря на наличие множество курдский партий – даже с исламистской политической программой, – на сегодняшней день в курдском национальном движении можно выделить два основных политических субъекта – Демократическую партию Курдистана и Рабочую партию Курдистана. Каждая из них имеет свою историю, идеологию и социальную базу. И если ДПК представляет собой правую популистскую партию, которая опирается на принципы клановости и личной преданности интересам семьи Барзани, то, РПК, в свою очередь, олицетворяет  революционную альтернативу современному политическому и социальному устройству Ближнего Востока[4].

В  так называемой «геополитике», как правило, играют большими фигурами, к которым, в данном случае, можно отнести США, Россию, Турцию и Иран. Но при таком подходе ускользает политическая специфика реальных субъектов противостояния в ближневосточном регионе. Если почитать программные документы РПК, книги и интервью Абдуллы Оджалана и других видных деятелей этой партии, становится очевидным, что РПК прошла на сегодня очень серьезный эволюционный путь в развитии своей идеологии и организационной структуры[5].

На сегодняшний день программой-минимум РПК является создание новой, демократической Турции, в которой будет уничтожена власть олигархии и все народы будут обладать равными политическими  правами. Стратегической же целью партии является создание новой политической системы, которая объединит ближневосточные народы в рамках демократической конфедерации. Теория демократического конфедерализма получила теоретическое обоснование в тюремных книгах Абдуллы Оджалана. В них курдский лидер обрисовывает  новую политическую систему устройства всего ближневосточного региона, которая должна прийти на смену системе национальных государств, насильно внедренной империалистическими странами в конце Первой мировой войны[6].

 Когда мы рассматриваем деятельность РПК, мы никогда не должны упускать из вида тот момент, что эта партия имеет план преобразования не только для Турции, но и для всего Ближнего Востока. В своей борьбе курдские революционеры сталкиваются с интересами мировых и региональных держав, которые нацелены на империалистическую эксплуатацию ближневосточных народов. В связи с этим не трудно предположить, что Турция, как член НАТО, всегда выглядит в глазах США предпочтительнее, нежели «террористическая» РПК. Но как, в таком случае, можно объяснить сотрудничество сирийских курдов и США? Ведь не является тайной, что ПДС (Партия Демократического Союза) является для РПК братской партией, и многие кадровые революционеры Северного Курдистана принимали участие в создании сирийской Рожавы. Знают об этом и правящие круги США, которые отказались вносить ПДС в список террористических организаций – хотя в нем числится РПК. Больше того, на сегодняшний день на территории курдской автономии в Сирии располагается три американские базы: рядом с Табкой, Кобани и Рмейлане. Американские военные поставляют сирийским курдам стрелковое оружие и осуществляют воздушную поддержку операции «Гнев Евфрата».

На наш взгляд, такая активная помощь курдам со стороны США объясняется тем, что поддержка так называемой умеренной оппозиции, которую финансировали при содействии Вашингтона,  привела к росту влияния джихадистских групп, которые в удобный момент либо дезертировали с фронта борьбы против Исламского Государства, ограничиваясь борьбой с Асадом и теми же курдами, либо полностью переходили на сторону ИГ. Граница между умеренной и радикальной исламской оппозицией в Сирии очень условна – их не разделяют принципиальные идеологические разногласия. Сирийские курды в лице ПДС являются светской политической силой, противостоящей как исламистам, так и силам режима в Дамаске.  Их политической основой является левая, интернационалистская идеология, нацеленная на создание поликонфессионального и многонационального демократического общества. И если первоначально США сделали ставку на «умеренных» зеленых, то со временем основная поддержка стала оказываться СДС.  

Поддержка американцами сирийских курдов свидетельствует о крайнем прагматизме их внешней политики. Правящие круги США могут временно закрыть глаза на цвет знамени своего союзника – ксли его действия в данный исторический момент отвечают интересам США, ему будет оказываться полная поддержка. Мы были свидетелями этого и в годы Второй мировой войны, и в период Афганской войны, и сейчас – в Сирии.  В ходе участия в сирийской гражданской войне  США смогли создать несколько аэродромов, которые в будущем, при вложении соответствующих ресурсов, могут стать альтернативой военной базе в турецком Инджирлике. В заявлениях турецкого президента угроза закрытия базы Инджирлик используется сейчас как фактор давления на США, и, поэтому, в случае сохранения разделенной Сирии, американские военные попытаются максимальным образом закрепиться на территории курдских кантонов.

Политические представители ПДС не раз подчеркивали, что они готовы сотрудничать со всеми силами, которую ведут последовательную борьбу против исламистов. Это подтверждает и факт сотрудничества российских военных с курдскими ополченцами в кантоне Африн. Но в данном сотрудничестве принципиальной помехой выступает безоговорочная поддержка Россией Башара Асада. С начала гражданской войны сирийские курды настаивали на отстранении Асада от власти – независимо от того, как закончится гражданский конфликт в Сирии. Правящий класс России держится за режим Асада, как за последнюю возможность иметь союзника и военные базы на Ближнем Востоке. В российском внешнеполитическом ведомстве отсутствует понимание глубины тех революционных изменений, которые сейчас происходят на Ближнем Востоке. Это приводит российскую элиту к попытке проводить на внешней арене внутриполитический курс, направленный на сохранение довоенного статуса-кво. Если американцы, потерпевшие неудачу с «умеренными» исламистами, быстро перестроились на союз с курдами, то Москва не смогла даже уговорить Асада хотя бы формально признать политическую автономию курдов и согласиться на будущую федерацию. Учитывая размер той помощи, которая оказывается сирийскому режиму, российский правящий класс демонстрирует здесь удивительную мягкотелость и недальновидность.

Консервативный внешнеполитический интерес России обуславливает ее осторожное отношение к сирийским курдам. Несмотря на то, что в прессе не раз обсуждалась новость о предоставлении силам YPG/YPJ российского оружия и создании российской базы на территории Рожавы[7],  представители министерства обороны отрицают факт передачи оружия и создания подобной военной базы. Из этого следует, что Москва рассматривает курдов как временных тактических союзников, прямая военная помощь которым может привести к обострению отношений с основным стратегическим партнером в Сирии – режимом Асада. В этой связи, следует вспомнить о проекте конституции Сирии, которую Россия предложила сторонам конфликта на переговорах в Казахстане в феврале 2017 года. Данный проект предусматривал предоставление сирийским курдам культурной автономии, выражающейся в свободном использовании курдского языка на территории автономии[8].  Но учитывая, каких успехов добились СДС на сегодняшний день, культурной автономии будет теперь для них явно недостаточно.

Очень вероятно, что, с приходом в Белый дом Дональда Трампа,  правящие круги США окончательно определились с выбором основного союзника в Сирии. По нашему мнению, Трамп будет пытаться реализовать в этой стране «иракский вариант» – с созданием управляемой аморфной федерации. В Ираке ключом США для слома централизованного государства стала Курдская региональная автономия во главе с Масудом Барзани. Находясь в полной экономической зависимости от Турции, Барзани  действует в своей внешней политике в фарватере американских интересов – и вполне возможно, что Вашингтон попытается реализовать в Сирии этот же вариант. Однако, американцы сталкиваются в реализации подобного плана с очень серьезным препятствием – антиимпериалистической и революционной политической программой ПДС. Став серьезной политической силой, сирийские курды явно не заинтересованы в том, чтобы попасть в полную зависимость от США – несмотря на то, что, в силу отсутствия какой-либо альтернативы, курды вынуждены получать помощь от империалистических стран. Ведь без воздушной и логистической поддержки количества потерь СДС может возрасти в разы.

Многие политические аналитики сегодня любят рассуждать сейчас о конце существования однополярного мира, с безоговорочной гегемонией США. Однако, на наш взгляд,  современный мир остается однополярным – так как противостояние США, России и других крупных стран находится в плоскости столкновения интересов империалистических сил. Ни одна из крупных держав не представляет собой глобальную альтернативу империалистическому глобализму США, являясь лишь его слабой копией. Такой однополярный мир ставит освободительные и революционные движения в крайне сложную ситуацию. Помощь от интернационалистов из разных уголков мира остается недостаточной, и у революционеров не остается иного выхода, кроме попыток использовать противоречия между империалистическими странами.

Собственно, так поступали и американские революционеры XVIII века, играя на противоречиях между Великобританией и Францией. Кроме того, подобную политику использовали большевики, пойдя на временное сближение с Веймарской Германией. При этом, революционным силам важно четко осознавать ту границу, за которой начинается  потеря их собственного суверенитета. Видят ли данную границу сирийские курды? Сейчас нам сложно дать на это однозначный ответ – однако, судя по открытым источниками, руководство автономии вполне прагматично подходит к американской помощи, не рассматривая США в качестве стратегического союзника на Ближнем Востоке.

На сегодняшний день нам неизвестны случаи вмешательства США во внутреннюю жизнь автономии – но они неизбежно будут случаться с окончанием активной фазы вооруженного конфликта. И на этом этапе военные базы США будут представлять для курдских революционеров очень большую угрозу. Вашингтон попытается превратить Рожаву в копию полностью послушного себе Южного Курдистана. В связи с этим, на наш взгляд, после завершения активного противостояния с джихадистами, руководство автономии должно потребовать от всех иностранных государств вывода своих войск с территории  Рожавы.  Лишь в этом случае Курдская революция сможет отстоять собственный суверенитет, не став заложником в противостоянии империалистических стран.

Максим Лебский

Читайте по теме:

Бранко Марсецич. Консенсус элит по Сирии

Максим Лебский. Экономика Рожавы

Андрей МанчукКурдистан, которого нет

Тарик АлиВосстание в Сирии: Интервенция или переговоры?

Кадри ДжамильЗа химической атакой могут стоять противники мира

Славой ЖижекСирийская псевдоборьба

Александр РыбинРожава – «народный дом»

Иммануил ВаллерстайнТаксим. Курдская дилемма

Андрей Манчук. Хасанкейф. Град обреченный

Абдулла Оджалан. Капитализм и женщина


[1] http://www.bbc.com/russian/features-40337000

[2] https://ria.ru/syria/20170618/1496779999.html

[3] В качестве примера можно привести выступление С. Багдасарова на ток-шоу "Вечер с Владимиром Соловьевым" от 19.06.2017

[4] http://liva.com.ua/kurdish-state.html

[5] http://liva.com.ua/evolution-rpk.html

[6] http://liva.com.ua/krushenie-sistemyi-sajksa-piko.html

[7] https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/03/21/681997-siriiskie-kurdi-rossiiskoi-bazi

[8] https://ria.ru/syria/20170201/1486902587.html


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал