В защиту вышиванки

В защиту вышиванки

Андрiй Манчук
В защиту вышиванки
Эта рубаха впервые стала выпускаться в промышленных масштабах именно в советские времена, когда она вошла в общесоюзную моду, вместе с черкеской, тюбетейкой, бухарским халатом, и другими народными костюмами союзных республик

Тегі матеріалу: фото, україна, музика, пам`ять, срср-ex
20 мая 2017

На днях в Украине отмечали День вышиванки, когда улицы украинских городов полнятся одетыми в вышитые сорочки людьми. Этот неофициальный в прошлом праздник национального костюма быстро вошел после Евромайдана в число официозных государственных торжеств. Более того, одетая в этот майский день вышиванка стала своеобразным политическим дресс-кодом, который демонстративно свидетельствует всем о национальном патриотизме и лояльности к действующей власти.

Впрочем, иногда это даже хуже показного нарочитого проявления патриотических чувств. Зачастую, речь идет о принуждении к патриотизму – поскольку многие школы, вузы, государственные и частные учреждения Украины в добровольно-принудительном порядке предлагают служащим и учащимся приходить в этот день в национальных одеждах, не очень заботясь о том, хочется ли им это делать, и за какие деньги придется покупать политкорректные вышиванки. Что там школьники – если начальник главного территориального управления юстиции в Одесской области Николай Станищук официальным распоряженим обязал подчиненных выйти 18 мая на работу в вышиванках, угрожая им увольнением. А желающих уволиться – или даже просто обжаловать этот указ – судя по всему, не нашлось.

Эта тоталитарная казенная принудиловка, помноженная на коммерческий заказ, который делает выторг торгующим подобным товаром предпринимателям, возмущает и отталкивает многих людей, которые с удовольствием готовы одеть национальную рубаху – по собственному желанию, и там, где это хочется самому.

«Я люблю вышиванку. Мне ее для удобства носить нравится. Она у меня льняная, широка, летом прохладно в ней. Еще есть кожух с овчины. И где-то шаровары кришнаитские лежали. Еще хочу кильт прикупить. Короче, этно-одежда нравится. Но вот, на улице, смотрю, дети в школу топают с вышиванками. Что малой, что старшой. Думаю, все как один, молодцы. А потом вспоминаю школу, где работала моя девушка, – так там прямо была обязаловка приходить в вышиванках в этот день. Иначе – вызывают родителей. Родители как ошпаренные мечутся по магазинам, покупают вышиванки, платят неимоверные деньги. Знакомый звонит, в банке работает: «одолжи вышиванку, начальство проверять будет». Что? Начальство проверять будет, чтобы все в вышиванке было? Это форменная одежда? А чего работодатель ей не обеспечит? Зато выговор обещает. Красота. Я считаю, что только такими методами мы победим советское прошлое. Всех я вижу с одной улыбкой на лице, радостно и в вышиванках встречают новый день. Красота. Жаль, что строем не ходят», – описывает эту ситуацию блогер Антон Визковский.

Впрочем, он не совсем прав – школьники во многих регионах страны действительно ходят в этот день строем, на многочисленных линейках, посвященной новому государственному празднику.

Это принуждение к вышиванке заставляет вспомнить давнее определение «шароварщина»  которое касается другого, нижнего элемента нашего традиционного национального костюма. Оно вовсе не направлено против традиционных шаровар, которые носили в быту наши предки, но говорит о том, какую пошлость и глупость представляет собой народная одежда, когда ее заставляют носить по разнарядке, за пределами фольклорных праздников или свадебных обрядов в национальном стиле. Сегодня шароварщина внедряется в Украине на официальном уровне, как составная часть реакционной государственной политики архаизации общества. И вполне естественно, что от этого страдает сама вышиванка, которую превратили в смирительную рубаху патриотизма. Множество недовольных украинцев начинают воспринимать ее как что-то «жлобское» и «рагульское» – то есть, как символ торжествующей провинциальной отсталости и агрессивного этнического национализма.

Конечно, это несправедливая и неправильная оценка. Традиционная украинская рубаха является самым обычным элементом народной культуры, и она вовсе не виновата в том, что стала инструментом националистической политики украинских властей. Сама по себе вышиванка несет в себе не больше национализма, чем русская косоворотка или упомянутый выше шотландский килт. Более того, эта рубаха впервые стала выпускаться в промышленных масштабах именно в советские времена, когда она вошла в общесоюзную моду, вместе с  черкеской, тюбетейкой, бухарским халатом, и другими народными костюмами союзных республик, символизируя национальную эмансипацию освобожденных от царизма народов. Советские художники задним числом одевали в вышиванки Ленина, нередко делая это из совершенно конъюнктурных соображений. Вышиванки часто изображались на картинах сталинских времен – в том числе, вместе с изображением самого «вождя народов». Такие рубахи любил носить этнический русский – генсек Никита Хрущев, а одна из известных фотографий этой эпохи запечатлела одетого в украинскую рубаху Лаврентия Берия, против которого завели на днях дело украинские прокуроры.

Естественно, вожди диктовали моду для партактива – так, на известной картине «У парторга» художника Владимира Путейко, которую можно видеть в экспозиции Массандровского дворца, изображен одетый в вышиванку руководитель среднего звена, который сурово отчитывает провинившегося перед семьей комсомольца. Кроме того, вышиванку активно носила городская интеллигенция – от физиков и математиков до представителей «лирических» творческих профессий, которые постоянно апеллировали к этой народной традиции. Тогда как молодые жители советского села, напротив, старались одеваться в городской современный костюм, считая его символом прогрессивной жизни и культурного быта.

Такая ситуация в целом сохранялась в Украине вплоть до конца восьмидесятых годов – когда вышиванку начали примерять на себя в качестве своего символа почувствовавшие сладкий вкус власти националисты. Сегодня они даже говорят о советских репрессиях против вышиванки – хотя этот миф легко разоблачается огромным количеством документальных свидетельств и художественных памятников, которые охватывают буквально весь период советской истории. Здесь можно вспомнить даже пионеров. Известный советский фильм «Киевлянка» среди прочего изображает катающуюся по Днепру молодежь, которая одета в национальные костюмы, вместе с запрещенной сейчас «коммунистической» символикой – и поет при этом украинские народные песни.

Дело не в рубахе – дело в стремительно архаизирующемся обществе, которое пытается присвоить себе все знаковые символы и образы украинской культуры, наделяя их своими реакционными смыслами. Не стоит подыгрывать власти, когда она пытается отождествить украинский костюм с национализмом, которому он никогда не принадлежал. Здесь нет никаких сантиментов – как бы не нравилась нам великая песня Дмитра Павличко, который начинал с панегириков Че Геваре, а закончил одами Юлии Тимошенко. Просто шовинистическое безумие не будет вечным, а традиционные элементы народной культуры найдут положенное им место и в новом мире, где никто не будет превращать их в инструмент государственной пропаганды, оставив за вышиванкой место в музее и частной жизни – где-то между рыцарским костюмом ролевиков, панковской косухой и хипповской гавайской рубахой шестидесятых годов.

«Лично мне немного обидно, что прекрасный национальный наряд стал признаком слабоумия. Возможно подобная ситуация когда-нибудь изменится. Но для начала нужно перестать меряться патриотизмом посредством вышитой рубахи», – пишет об этом киевлянка Диана Ванади.

Безусловно, она права.  

Андрей Манчук

Читайте по теме: 

Микола СкрипникЛенін про Україну

Станіслав Сілантьєв«Цензура, як бачите, нікуди не зникала»

Андрій Мовчан«Зігафолк» і сором дивитись у дзеркало

Дмитро КолесникУкраїнський робітничий дім

Андрей Манчук. Киев. Традиция Первомая



В защиту вышиванки



В защиту вышиванки
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал