Время гневаВремя гневаВремя гнева
Життя

Время гнева

Олексій Сахнін
Время гнева
Бывает, что злоба разрушает человека. А бывает созидающая, благородная ярость, которая объединяет и возвышает людей, давая им подняться на высоту гражданского действия

26.01.2019

В новом году хочется чего-то свежего, обнадеживающего. Нового счастья, что ли. Новой надежды.

Я тут встретил приятеля, которого не видел пару месяцев. «Как – говорю – дела?». А он смотрит на меня таким отсутствующим взглядом и отвечает: «Я ничего не делаю, только сижу дома и курю». Я вздрогнул. Потому что именно эту фразу, слово в слово, я однажды даже не просто слышал, я ее перепечатал своими руками, когда писал статью про чувака, который устроил теракт в Стокгольме два года назад. Он получил отказ в убежище в Швеции, потерял работу и тоже сидел дома и только курил, перед тем как угнать грузовик и врезаться на нем в витрину универмага.

Мой приятель, надеюсь, так не сделает. Но учреждение, в котором он проработал несколько лет, сейчас закрывают – потому что парламент Швеции утвердил самый правый бюджет в новейшей истории, в соответствии с которым тысячи сотрудников в бюджетной сфере подлежат сокращению. Вот он и оказался одним из первых. И загрустил. В России Министерство труда тоже прогнозирует, что в течение года работу могут потерять более миллиона людей.

В ленте фейсбука тоже растет накал оптимизма. Люди из Питера пишут, что в новом году у них в городе перестали убирать снег. Кто-то считает, что это произошло из-за подорожания бензина, и у муниципальных властей не хватает средств на оплату снегоуборочной техники. Кто-то просто пишет, что деньги украли. А кто-то видит в этом национальную традицию: дураки и дороги досаждали обывателям в России и раньше. Рассказываю об этом шведскому другу. А он мне в ответ: «Да у нас тоже самое. Это все политика жесткой экономии. Все деньги потратили еще в декабре, и теперь снег почти не убирают, особенно в маленьких городах». Я теперь хожу и как будто действительно замечаю, что льда и сугробов больше, чем в прошлые годы.

Не то чтобы все как-то в момент рухнуло, вроде такого пока и нет. Но растет ощущение какой-то безнадеги. Сегодня был в спортзале. Заходит девушка, начинает покупать на ресепшене месячную карточку. И ей говорят, что с нового года абонемент подорожал. Было 199 крон, стало 225. А она вдруг как закричит на весь зал – я чуть с беговой дорожки не вылетел: да сколько можно, мол, что у вас все растут и растут цены, а зарплаты не растут!

В России так принято, а чтобы швед вдруг заголосил, я первый раз вижу. И такая хорошо одетая девушка, на вид средний класс средним классом, а вон из-за 26 крон как убивается. Все сделали вид, что ничего не заметили, я тоже. Но сам подумал: «А ведь и правда. Вон, и метро подорожало». А потом всю тренировку напевал про себя Высоцкого. «Было время, и были подвалы/ Было время и цены снижали/ И текли куда надо каналы/ И потом куда надо впадали». Шведы тоже, наверное, о чем-то таком задумались.

В моем любимом фильме Альфонса Куарона «Дитя человеческое» разворачивается картина мрачной антиутопии. Согласно сюжету, в недалеком будущем человечество поразила эпидемия массового бесплодия. Уже 18 лет на планете не рождаются дети, а в обществе сохраняется огромное неравенство. Элита живет в надежно охраняемых райских кварталах с парками и фонтанами, а все остальные – в маленьких квартирках типовых домов. Во всем мире нарастает хаос, лишь в Британии сохраняется порядок, благодаря почти военному режиму. Миллионы нелегальных иммигрантов приезжают в страну из охваченного пламенем мира вокруг, но власти ведут на них охоту, ссылают в лагеря, депортируют, даже расстреливают. В общем, много знакомых сложностей, но трагическое настроение достигается не через описание этих социальных язв, а именно за счет убедительной картины мира, в котором не слышны детские голоса. То есть, мира, у которого нет будущего. Нет даже призрачного шанса на то что все однажды, когда-нибудь изменится.

Вот эта метафора Куарона, при всей своей условности, мне кажется ужасно достоверной. Потому что мы живем в мире в котором уже давно, несколько десятилетий, нет никакой убедительной альтернативы существующему порядку вещей. Нет никакого образа будущего, который бы принципиально отличался от настоящего. А без этого будущее – не будущее. Без этой альтернативы все проблемы – бедность, неравенство, несправедливость, растущие цены, нестабильность, незащищенность и даже сугробы на улицах – все это наваливается, вызывая чувство безысходности и безнадеги, сводя с ума.

В фильме Куарона правительство добавляет в водопроводную воду антидепрессанты, а по телевизору рекламируют средство для безболезненного самоубийства. Но несмотря на это улицы городов заполняют какие-то беснующиеся сектанты, сумасшедшие проповедники и безумцы всех мастей. Кстати, с сектантами и разными проповедниками все хорошо и у нас, в реальности. Вряд ли можно было полвека тому назад представить недавний триумф Исламского халифата, рост роли церкви в развитых странах, украинскую истерию вокруг томоса или толпы, штурмующих «Олимпийский» людей – чтобы за пару средних месячных зарплат послушать, как американский бизнес-коуч Тонни Роббинс делится эзотерическими откровениями: «Поставь себе цель и иди к ней всю жизнь». А потом еще прыгают, обнимаются и плачут от счастья. Авторы «Отчета о глобальных рисках 2019 года», подготовленного для Давоского форума, утверждают, что в мире сейчас около 700 миллионов людей, имеющих психическое расстройство. И этот показатель быстро растет. Только за 1990-2013 гг. по данным ВОЗ число случаев депрессии выросло на 54%, а тревожных расстройств – на 42%.

Впрочем, не у всех же психические расстройства, депрессии и тревога. Некоторые, наоборот, обрели гармонию. Как сказал Алишер Усманов: «прибыль, которую я там заработал, составила более 4,5 млрд. долларов. Из этих денег, и купил все то, что я имею. В том числе и прекрасную лодку, и самолет. Потому что я вообще живу в счастье». Завидуйте!

И вот все эти счастливые обитатели социального Олимпа, у которых находят миллиарды долларов – как у арестованного бывшего главы Серпуховского района, – все эти гармоничные и счастливые люди, которые покупают элитную недвижимость, яхты и замки, они, наверное, не разделили бы моих тревог. И фильм Куарона бы им не понравился – да вряд ли бы они даже поняли, о чем в нем идет речь. Они вообще разучились понимать наш язык. Помните, как на новый год британская королева призвала англичан учиться жить в бедности, сидя возле золотого рояля? Они даже не понимают, что здесь не так.

Конечно, это тоже в порядке вещей. Каждый раз, когда сгущаются такие сумерки – как сейчас, когда планета приближается к безумию, миллионы людей испытывают тоску и отчаяние, а географические карты прорезают линии фронтов, – каждый раз накал демонстративной роскоши и жизнелюбия наверху общества достигает своего пика. Я недавно пересмотрел старый советский фильм «Агония» про последние месяцы царской России и убийство Распутина. Там очень точно схвачена эта диалектика. Беспросветная нужда большинства, кровавое патриотическое безумие на фронте, и какие-то фантасмагорические оргии слетевшей с катушек верхушки, просто купающейся в роскоши.

И как и тогда, ответом на эту диалектическую раздвоенность становится гнев. Во все том же докладе о глобальных рисках 2019 года говорится, что социальные группы американского общества, которые прежде демонстрировали апатию и фрустрацию, теперь выражают свое возмущение и недовольство. «Вам, проживающим за оргией оргию, имеющим ванну и теплый клозет» – словно грозят они кому-то кулаком. Потеря или угроза утраты социального статуса, неопределенность будущего, медленное ухудшение жизни миллионов людей подпитывают это чувство, сжимая какую-то пружину внутри и заставляя стискивать кулаки, ища для них применения.

Одетые в желтые жилеты парижане и жители забытых богом провинциальных местечек Франции уже нашли его – и каждую субботу выходят на баррикады, как на работу, подбадривая друг друга

Выньте, гулящие, руки из брюк –
берите камень, нож или бомбу,
а если у которого нету рук –
пришел чтоб и бился лбом бы!
Идите, голодненькие,
потненькие,
покорненькие,
закисшие в блохастом грязненьке!
Идите!
Понедельники и вторники
окрасим кровью в праздники!

Гнев гневу рознь. Бывает, что злоба разрушает человека. А бывает созидающая, благородная ярость, которая объединяет и возвышает людей, давая им подняться на высоту гражданского действия. Такой гнев создает нации и открывает новые эпохи – как на картине Делакруа «Свобода на баррикадах».

Чего-то такого нам очень не хватает. Объединяющего гнева, который даст силы сбросить морок умирающей, но никак не заканчивающейся эпохи. И начать новую – молодую, свежую, полную сил и открытую для любых свершений. И тогда снова «завтра будет лучше, чем вчера». Тогда появится и новая надежда, и новое счастье. Будущее.  Вот чтобы у нас появилось это самое будущее, нам всем надо как следует разгневаться.

Алексей Сахнин

Читайте по теме:

Дмитрий Колесник«Гнев, разочарование и снова гнев»

Талита Соарес. Почему нам нужна революция?

Андрей Манчук. Вино разлива 2011 года

Джон Холлоуэй. Радость восстания

Олеся Орленко«Желтые жилеты» против Макрона

Виталина Буткалюк. Отверженные эпохи неолиберализма

Олег ЯсинскийИнтервью с Камилой Вальехо

Андрей Манчук«Красный Май»? Можем повторить 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал