Под руку с ТягнибокомПод руку с ТягнибокомПод руку с Тягнибоком
Політика

Под руку с Тягнибоком

Андрій Манчук
Под руку с Тягнибоком
Либеральные оппозиционеры обречены на то, чтобы свести свою кампанию к набору «кричалок» о нации и языке – поскольку их социально-экономическая программа ничем не отличается от программы власти

11.09.2012

В день независимости Украины, оппозиция провела в Киеве очередную немногочисленную акцию, призванную публично продемонстрировать предвыборное единство демократических сил. Это получилось более чем убедительно. Фотоотчет журналиста Мустафы Найема запечатлел нынешних лидеров «Батькивщины» – Александра Турчинова и Арсения Яценюка – в нежных объятьях с Олегом Тягнибоком из Всеукраинского объединения «Свобода».

Удачный снимок Тягнибока и Яценюка, которые чинно шествовали под руку в окружении ряженных в вышиванки патриотов, напоминая собой счастливую свадебную чету, лучше всего подчеркивал нерушимость союза между либералами, декларирующими «европейский путь развития Украины» и националистами-ксенофобами, лидер которых публично заявлял о засилье «москальско-жидовской мафии». А букетик цветов в руках вождя «Свободы», который чуть раньше угодливо преподнес ему еще один «демократ» Анатолий Гриценко, комично подчеркивал ассоциации со свадебным торжеством.

Нужно подчеркнуть, что в этом событии не было никакой политической сенсации – что, собственно, и является здесь наиболее важным моментом. Украинская демократическая общественность не видит ничего предосудительного в политическом альянсе с крайними шовинистами, или открыто приветствует союз с организаторами расистских факельных шествий. Подобный союз считается нормальным, желательным и даже необходимым – ради высшей цели «освобождения Украины». И это ставит закономерный вопрос о том, так ли велика разница между идеологическими позициями отечественных либералов и их ультраправых партнеров в политическом бракосочетании, заключенном не только по расчету, но и по любви?

Десять лет назад, в эссе под названием «Либеральная фальшь», которое как нельзя лучше подходит к теме нашей статьи, философ Славой Жижек прокомментировал политические успехи крайне правого политика Жана-Мари Ле Пена. Этот союзник Тягнибока, некогда посетивший Украину по приглашению «Свободы», занял второе место на выборах президента Франции в 2002 году. Либеральный политикум, который бил тогда тревогу по поводу высоких результатов французских правых, фактически, перенял их идеологическую риторику, легитимизируя в общественном сознании маргинальные расистские лозунги. И уже вскоре ведущие «демократические» лидеры Франции озвучивали их громче, чем сами националисты, прибегая к скандальным депортациям мигрантов и вступая в борьбу за «традиционные культурные ценности нации».

«Таким образом, стыд в отношении Ле Пена был стыдом, который возникает, когда лицемерные маски сорваны, и мы лицом к лицу сталкиваемся с нашей истинной позицией», – справедливо констатировал Жижек, указывая на подлинные идейные позиции европейских либералов. «Здесь мы наблюдаем разновидность извращенного гегельянского «отрицания отрицания»: при первом отрицании популистские правые отрицают стерильный либеральный консенсус, озвучивая мысли страстных инакомыслящих, открыто выступая против «иностранной угрозы»; при втором отрицании «благопристойный» демократический центр, патетически отвергая этих правых популистов, «цивилизованным» образом присваивает себе их послание – в ходе этого все поле «неписанных правил» изменяется уже настолько, что никто этого даже не замечает».

Что касается Украины, мы видим, что здешние демократы не только не отвергают правых популистов, но не стесняются патетически обниматься с ними на митингах. Между тем, это публичное братание с лидерами «Свободы» в рамках «Комитета сопротивления диктатуре» или «демократической оппозиции» легитимизирует перед украинскими гражданами ее крайне правую идеологическую программу, которая, фактически, представляет собой проект националистического авторитарного режима для нашей страны. Ведь если партия Тягнибока находится в одних рядах с патентованными «демократами», она тем самым органично вписывается в украинский «демократический дискурс» – со всеми своими ксенофобскими лозунгами, уличными маршами футбольных хaулсов, требованием этнических квот и агрессивными акциями против всевозможных «врагов Украины». Открытые сторонники диктатуры и авторитаризма предстают перед обществом в образе борцов «против авторитарной диктатуры», ни на йоту не отказываясь при этом от своей программы и своих взглядов. А сама «борьба против диктатуры», таким образом, становится борьбой за ее утверждение – в совсем ином качестве, которое гораздо более соответствует подлинному значению этого страшного слова. Хотя никто не желает замечать этих очевидных коллизий, в полном соответствии со словами Жижека.

Конечно, украинские либералы не один год шли к этим свадебным торжествам. Идеологи реставрации украинского капитализма изначально позиционировали себя в качестве «национал-демократов» – хотя составные части этого определения, в сущности, вступают в между собой в принципиальное противоречие. Сторонников либеральной экономики и политического национализма никогда не смущало, что «национал-демократическая» идеология ассоциируется в Европе с Австрийской партией свободы покойного Йорга Хайдера (у которой позаимствовала название Социал-национальная партия Тягнибока), или Национал-демократической партией Германии– легальной политической структурой немецких нацистов. Декларируя приверженность пресловутому «европейскому выбору», в виде гарантий для демократических прав и свобод граждан, они исповедовали идеологию национализма, в которой нуждалась молодая украинская буржуазия. Несмотря на то, что эта идеология в принципе отвергала мнение инакомыслящих граждан и отрицала их демократические права, пытаясь навязать свой монопольный диктат всему обществу Украины.

По сути, идеология украинских либералов всегда была тождествена идеологии крайних националистов, отличаясь от нее только в нюансах и в градусе патриотической риторики. И первые, и вторые вышли из общей шинели «национал-демократической» традиции. И те, и другие культивировали общие исторические мифы и выдвигали общие политические лозунги, славили общих героев и проклинали общих врагов, под которыми обычно понимались все те, кто был не согласен с этими лозунгами и мифами. Быстрый электоральный взлет партии «Свобода» был обеспечен голосами сторонников Ющенко и Тимошенко, разочаровавшихся в лидерах «Оранжевой революции». А также тем, что «демократическая общественность», включая натасканные на всевозможных «украинофобов» либеральные СМИ, с полной толерантностью относится к самым безобразным проявлениям шовинизма – если только в них замешаны «свои» украинские патриоты. Как это было во время позорной травли историка Гжегожа Россолинского-Либе.

Ярким примером этого может служить недавний скандал в НаУКМА, где националистически настроенное руководство академии присвоило звание почетного профессора Сергею Билоконю, известному своими текстами о «еврейско-большевистском» периоде в истории Украины – вдобавок доверив ему право прочитать первую лекцию нового учебного года перед абитуриентами вуза. Столкнувшись с протестом студенческого профсоюза, отцы академии демократично запретили задавать выступающему вопросы, а затем попытались забрать фотоаппарат, на который фиксировалось это событие. Подобный инцидент с участием Табачника стал бы топовой новостью оппозиционных изданий – но в этом случае отечественные «борцы с цензурой» практически единодушно отмолчались, покрывая могилянских «патриотов», в защиту которых горой встали представители партии Тягнибока. И можно не сомневаться, что ректор НаУКМА Сергей Квит по-прежнему останется завсегдатаем форумов «демократической оппозиции».

Нынешний союз «меча и орала» – Тягнибока и Яценюка, – логичен уже потому, что «Свобода» и «Батькивщина» имеют сегодня общего избирателя – как впрочем, и все остальные партии «национал-демократического толка». Крайне правый депутат Андрей Парубий, который, наряду с Тягнибоком, являлся одним из основателей Социал-национальной партии, недавно вступил в партию Арсения Яценюка – как бы символически подчеркивая это единство. И уже никто не вспоминает о том, что на недавних выборах националисты третировали лидера «Фронта змін», распространяя грязные слухи о его «еврействе» – равно как и сплетни о мифическом еврейском происхождении Юлии Тимошенко, нынешней иконы объединенной с националистами оппозиции. Проблема лишь в том, что об этом не хочет вспоминать и сам Яценюк, который вполне комфортно чувствует себя в среде своих вчерашних хулителей.

Украинские либералы окончательно замкнулись в поле консервативного этнического национализма – так что их внутренняя конкуренция с националистами может идти только по пути соревнования в радикальности этих лозунгов, вплоть до крайней степени шовинистического безумия. Скандальные действия Ирины Фарион, требовавшей от малышей в детсаду «правильно» называть свои имена на истинно-украинский лад, ничем не отличаются от эскапад Юрия Андруховича, который призвал отказаться от секса с русскоязычными украинками – и сразу же после этого поддержал на выборах «Батькивщину». А «демократические» политики из партии «Собор», включая литераторов Капрановых и бывшего главу МИД Огрызко, которые провели церемонию «освящения ножей» в Холодном Яру, пытаясь добыть голоса патриотических избирателей, полностью копировали в этом в этом ритуалы уличных нацистов.

При этом, стоит отметить, что крайне правые лозунги все меньше противоречат либеральным лозунгам «европейской перспективы для Украины». Ведь, в самом деле, почему бы Тягнибоку не вести нас в Европу Виктора Орбана, который установил в Венгрии авторитарный правый режим, с либеральной экономикой, цыганскими погромами и цензурой в СМИ? Или же в «старую» демократическую Европу, где либералы по-своему проводят в жизнь лозунги ксенофобов – как это показал Славой Жижек?

Анализируя ситуацию, в которой находится сейчас «Батькивщина», многие предпочитают видеть в ней результат политтехнологической спецоперации Партии регионов, которой удалось изолировать «демократическую оппозицию» в гетто националистического электората. Но на деле либеральные оппозиционеры были обречены на то, чтобы свести свою нынешнюю кампанию к набору правых «кричалок» о нации и языке – причем, именно в силу того, что их социально-экономическая программа ничем не отличается от соответствующей программы партии власти. В этом смысле Яценюк, Турчинов и Тягнибок не могут предложить своим избирателям ничего, кроме продолжения все той же неолиберальной политики в интересах богатого меньшинства, которую последовательно проводили в жизнь «оранжевые» и «бело-голубые» правительства – при деятельном участии нынешних оппозиционеров. И потому они с готовностью приняли подачу «регионалов», разделив с ними украинский электорат с помощью привычного набора «цивилизационно-гуманитарных вопросов».

Однако, мы видим, что все попытки раздуть массовое недовольство пресловутым «языковым» законом не привели ни к чему, кроме вялой пародии на массовые протесты. Да и антимигрантская риторика, в которой любил упражняться нынешний «политзаключенный» оппозиционер Юрий Луценко, не приносит оппозиции существенных политических дивидендов. Стоит заметить, что с этой же проблемой столкнулись во Франции сторонники Ле Пена и Саркози – правые и либералы, которые традиционно разыгрывали ксенофобскую карту, неизменно приносившую им успех в течение последних избирательных циклов. Они вместе проиграли на недавних выборах: в силу того, что большинство избирателей интересовались не борьбой против цыган и хиджабов, а борьбой с последствиями «политики экономии», которую проводило правое правительство. А потому украинские коллеги Ле Пена могут сделать ставку на социальный популизм – в том числе, в фактически подконтольных «Свободе» областях, где «патриотические» депутаты-бизнесмены уже показали себя точной копией всех прочих чиновников

Обнимаясь при свете дня, «союзники» обречены биться за националистический электорат, как супруги, скандалящие по ночам накануне развода, и надеясь на то, что действующая власть потеряет контроль над страной и рухнет под тяжестью последствий кризиса, которые усугубляются благодаря ее антисоциальной политике. И тогда, в условиях вакуума, обусловленного отсутствием левой политической альтернативы фашизму и либерализму, оппозиция может вновь получить в свои руки страну – чтобы вести ее тем же курсом Януковича, но под своими патриотическими флагами.

Но если такая альтернатива однажды появится в Украине, эти две родственные идеологии упокоятся в общем фамильном склепе на кладбище истории.

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Володимир Іщенко. З неолібералами проти «Свободи?»

Ален Бадью. Расизм интеллектуалов

Ґжеґож Россолінські-Лібе. Суспільство не бачить проблеми у неофашистських рухах

Андрей Манчук. Квит и левые. Кто виноват?


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал