Иланг-Иланг – аромат кризисаИланг-Иланг – аромат кризисаИланг-Иланг – аромат кризиса
Життя

Иланг-Иланг – аромат кризиса

Сирий Кастелити
Иланг-Иланг – аромат кризиса
«Chanel №5»? Однажды я, кажется, видела такую коробочку, но вообще я не знаю, что это»

29.11.2019

Золото Коморских островов – цветы иланг-иланга, без которых не обходится создание элитной парфюмерии, не способны принести благосостояние тем, кто их собирает. Эти бедные люди сталкиваются с множеством проблем: несчастные случаи, долги, падение цен, и прочие следствия глобального кризиса.

Вытирая со лба капли пота, Фатима наполняет свой мешок цветами иланг-иланга, работая не покладая рук. «Я выполняю эту работу уже десять лет и теперь могу собрать за день 30 килограммов», – с гордостью говорит сорокалетняя женщина, мать четырёх детей, которая двигается между рядами растений с обжигающими кожу цветками, растущими на плантации острова Гранд-Комор. «Однажды я поранилась, поскользнувшись на камне. Со сборщицами это часто случается», – рассказывает Фатима.

Ещё нет и 10 часов утра, а солнце уже жарко светит над Лунными островами. В её сумке лежат 6 килограммов этих жёлтых цветочков, которые так ценят крупнейшие и самые роскошные модные дома: «Guerlain», «Armani», «Givenchy» и другие. Иланг-иланг используется и для создания престижного аромата «Chanel №5», обязанного своей популярностью Мэрилин Монро.

«Chanel №5»? Однажды я, кажется, видела такую коробочку, но вообще я не знаю, что это», – признаётся Фатима. Она то наклоняется, чтобы стряхнуть насекомых, облепивших её ноги, то тянется за цветами, растущими в труднодоступных местах. Такая гимнастика не идёт ей на пользу. «Мне то и дело приходится тянуться, и от этого у меня болит спина. Я уже немного облегчила свой мешок, но всё равно очень устаю носить его», – говорит женщина.

Основа хрупкой экономики

В такой стране, как Коморские острова, где около половины населения живёт за чертой бедности, сбор иланг-иланга является для многих необходимым источником дохода. В 2017 году из страны было вывезено 60 тонн эфирных масел. При этом, этот продукт ориентирован главным образом на Европу и производство парфюмерной продукции класса «люкс».

Последние десять лет производство элитной парфюмерии в одной только Франции ежегодно растёт на 3,4%, но это почти не отражается на жизни обитателей Коморских островов. В конце 2018 года экспорт иланг-иланга был приостановлен, запасы готовой продукции копятся на складах мелких производителей, а те сбывают всё, что могут по смехотворным ценам.

Сложившаяся ситуация отражается на всех участниках производственной цепочки, но больше всех страдают самые незащищённые – сборщики. В нескольких метрах от Фатимы трудится Юсуф Али, один из немногих сборщиков-мужчин. «Я учитель, но мне приходится собирать иланг-иланг, чтобы свести концы с концами. С начала года цены снизились вдвое, так что перспективы выглядят тревожно», – говорит нам Юсуф. В других частях архипелага некоторым сборщикам приходится месяцами трудиться, не получая зарплату.

За одним кризисом кроется другой

Растение иланг-иланг происходит из Юго-Восточной Азии. Оно было завезено на Коморские острова в колониальный период. Сегодня эта страна стала крупнейшим в мире экспортёром иланг-иланга и делит пальму первенства с Майоттой, существенно опережая Мадагаскар. В 2011 году этот остров стал одним из департаментов Франции, и развивавшееся здесь производство эфирных масел было большей частью перенесено на Коморские острова – для того, чтобы экономить на рабочей силе. Конечно, ни о каком трудовом законодательстве не идёт и речи.

Первой проблемой, от которой начало лихорадить рынок, стало появление поддельных масел. На волне недоверия со стороны экспортёров цены устремились вниз. Для того чтобы «сохранить качество продукции на должном уровне» и возродить отрасль, фирмы приняли решение о создании дочерних структур. Таким образом, сбор иланг-иланга активизировался, в эту сферу потянулись новые работники. Но сегодня они переживают не лучшие времена из-за падения цен, которые устанавливают четыре ведущих экспортёра: «Ylang Flor Anjouan» (дочерняя компания «Bernardi»), «Huiles essentielles Ocean indien» (дочерняя структура «HE Mediterranee»), «AGK» (дочерняя компания «Givaudan») и «HEC Anjouan» (подразделение компании «Biolandes»). Последняя владеет большей частью эфирных масел, производимых из цветов, которые собирает каждый день Фатима.

Закончив длинное трудовое утро, Фатима приносит продукцию своему начальнику Али Саиду, мужчине солидной наружности. На этот раз он может заплатить ей всего 250 коморских франков (0,5 евро) за килограмм собранных цветов – а это значительно меньше, чем раньше. Али Саид ничего не может поделать с теми ценами, которые устанавливают экспортёры – в том числе, и его основной клиент – компания «Biolandes». «Запасы на моих складах увеличиваются. Мне приходится продавать товар за бесценок, и никто не может мне объяснить, почему так происходит», – с сожалением говорит он.

По мнению Софи Декарг, руководителя сельскохозяйственного направления в ассоциации «2Mains», оказывающей поддержку сборщикам иланг-иланга, нынешнее падение цен объясняется «снижением спроса, обусловленным постоянным ростом цен, который за последние пять лет составил 250%». Сегодня, когда экономика Коморских островов страдает от упущенной выгоды, в ассоциации «2Mains» опасаются катастрофических последствий: «банкротства производителей эфирных масел, снижения заработков самых незащищённых участников процесса, возврата к производству фальсификатов».

Ахмет Саид Мохамед, бывший декан естественнонаучного факультета и директор лаборатории «Дома специй», которого приглашают для оценки качества эфирных масел, уверен, что ответственность за происходящее лежит на экспортёрах. «В 2006 году, когда эти компании только создавались, власти Коморских островов тоже вложили средства в модернизацию оборудования и спасение отрасли. Сейчас многие об этом сожалеют, так как нынешние цены не позволяют расплатиться с долгами», – с огорчением говорит он.

Во время работы в руководстве компании «Дом специй» Ахмет Саид Мохамед много ездил по стране, встречался с мелкими производителями, убеждал их в необходимости переводить производство на экологические стандарты, обещал помочь им объединиться. В марте 2019 года он выставил свою кандидатуру на президентских выборах от социалистического движения «Hury». Одним из пунктов его предвыборной программы было создание «гарантийного фонда для поддержки сборщиков и производителей масел». Однако после переизбрания президентом Азали Ассумани – кстати, при весьма сомнительных обстоятельствах – на Ахмет Саида было совершено покушение, и он уехал во Францию.

Ахмет Саид Мохамед считает, что снижение цен на цветы обусловлено сговором экспортёров, связанных с индустрией западной парфюмерии. «На сегодняшний день они накопили такие резервы, что могут навязывать свои цены мелким производителям и таким образом создавать новые запасы», – объясняет он. Несмотря на то, что объём мирового рынка парфюмерной продукции через четыре года превысит 60 миллиардов долларов, это не сулит сборщикам иланг-иланга никаких радужных перспектив. Однако у Фатимы нет никакого «плана Б»: «В молодости я хотела стать учительницей. А потом вышла замуж и работаю сборщицей. Иланг-иланг стал моей единственной работой».

Изысканный аромат является для нее слишком горьким.

Сирий Кастелити

L'Humanité

Читайте по теме:

Илья ЗнаменскийДевочка в ООН

Илья ДеревянкоЯ, мы – и Грета Тунберг

Славой ЖижекУроки аэроапокалипсиса

Виталина БуткалюкЭкология: есть ли жизнь после капитализма?

Андрей МанчукМой Чернобыль и версия НВО

Игорь КержаковШиес: полигон протеста

Владимир ФридманКапитализм против природы

Кэйт ХодэлDeath metal

Славой ЖижекПогружаясь в сердце тьмы

Андрей МанчукВосточная Европа: лес и капитализм

Дмитрий ЗаборинГибель советского пеленгаса

Андрей Манчук«Янтарная республика»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал