Пустыня возвращаетсяПустыня возвращаетсяПустыня возвращается
Життя

Пустыня возвращается

Дмитро Заборін
Пустыня возвращается
2018 год стал самым жарким за последние 139 лет – но и три предыдущих были не хуже

23.10.2019

Удушливое, за тридцать по Цельсию, украинское лето с внезапными жуткими грозами сменилось аномально жаркой осенью. Даже люди, далекие от науки, соглашаются, что климат заметно поменялся. И это напрямую перекликается с последними новостями о том, что Украина стала главным экспортером древесного угля в Евросоюз.

Масштабный эксперимент по смягчению климата, начатый 20 октября 1948 года, скатывается к нулевой отметке. 

Безусловно, глобальный процесс потепления берет свое. Но конкретно на территории Украины он усугубляется массовой вырубкой лесопосадок и лесов, высыханием сотен малых рек, бесконтрольным земледелием, которое стремится выжать из земли всё. Кому-то это принесло миллионы. А миллионам принесло проблемы, которые казались давно забытыми.

В описании климата Северного Причерноморья начала XX века великий географ Петр Семенов Тян-Шаньский сообщает, что наибольшая часть этого пространства «представляет собою в общем однообразную степь, на востоке незаметно сливающуюся с астраханскими и арало-каспийскими степями. Подобные условия дают большой простор ветрам, которые должны здесь отличаться своей силой».

Из-за этого климат был непостоянен, воздух сух, безводие сильно, летних дождей недостаточно. В Екатеринославской губернии, как пишет ученый, судьбу урожая тогда решали осадки в апреле и мае – дальше была сплошная сушь.

Но это полбеды.

Распаханные земли, лишившиеся травяного покрова, поднимались колоссальными тучами пыли, «черными бурями». В 1891 году юг пережил небывалую засуху и последовавший за ней страшный голод. Годом позже по всему Юго-Востоку современной Украины прокатились натуральные самумы, практически как на умирающей Земле в фильме «Интерстеллар».

Геолог и почвовед Василий Докучаев так описывает один из случаев: 

«Не только был совершенно сорван и унесен с полей тонкий снеговой покров, но и рыхлая почва, обнаженная от снега и сухая, как пепел, взметалась вихрями при 18 градусах мороза. Тучи темной земляной пыли наполняли морозный воздух, застилая дороги, занося сады – местами деревья были занесены на высоту 1,5 м, – ложились валами и буграми на улицах деревень и сильно затрудняли движение по железным дорогам: приходилось даже отрывать железнодорожные полустанки от сугробов черной пыли, смешанной со снегом».

Суховеи, мгновенно испаряющие влагу из почвы, водоемов и растений, были хорошо знакомы жителям Киевщины, хотя это север Украины и там имеются крупные реки. Признаки степи Докучаев отмечал на Полтавщине.

А в нынешней Херсонской области передвижения огромных масс почвы начались еще и после того, как бессчетные овечьи стада баронов Фальц-Фейнов выели траву на Алешковских песках. Песчаные бури местные старожилы помнят еще по 60-м годам прошлого века, когда много было сделано для того, чтобы их остановить. А всего на 40-50 лет раньше останавливать было нечем.

Жестокая засуха 1921 года вызвала голод в Поволжье, врезавшийся в историческую память. Но сушь свирепствовала не только там. Согласно данным официальной статистики, пострадали 35 губерний – в том числе Южная Украина и Крым.

Весной 1928 года в центральных и юго-восточных регионах Украины, Сталинградской и Астраханских областях РСФСР ветры подняли на воздух более 15 миллионов тонн чернозёма, истончив пахоту и вызвав неурожаи 1929-1931 годов. По всему степному поясу снова случился страшный голод, усугубленный еще и продразверсткой. Политику из него начали выжимать гораздо позже, а тогда это было явление из числа хорошо знакомых. 

Очередная трагедия для людей, только что переживших войну, случилась в 1946 году. Снова пострадали Украина, Северный Кавказ, российское Черноземье, Поволжье, Западная Сибирь и Казахстан, для которых 1947 год стал черным временем.

А 20 октября 1948 года появилось постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) от № 3960 «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части Советского Союза».

Для простоты это именовалось «сталинским планом преобразования природы».

Было решено покончить с проблемой засухи путём посадки лесозащитных насаждений и создания систем орошения. План предполагал в течение 15 лет (1950-1965 гг.) заложить леса на площади 5,7 млн га – в целом это территория примерно с Хорватию. 3,6 млн га отводилось на силы и средства колхозов, 1,5 млн га нарезали Министерству лесного хозяйства СССР, которому предстояло заниматься малолесными районами и неудобьями. Остальное досаживали совхозы.

В целом изменить климат предполагалось на площади 120 млн гектаров – это уже добрая пятерка европейских стран.

Автором концепции «травопольного земледелия» был упомянутый выше Василий Докучаев. Его идеи были дополнены виднейшими агрономами Павлом Костычевым, Василием Вильямсом, практической работой Георгия Высоцкого и др. 

Самого Докучаева тут можно назвать подвижником. За долгие годы наблюдений он собрал колоссальный материал, уделив особое внимание черноземным почвам. Собственно, он и ввел в обиход само понятие «чернозем».

Еще после голода 1891 года, когда все занимались сбором пожертвований, Василий Васильевич впервые озвучивает рецепт, как предотвратить несчастье – читает публичную лекцию, публикует ряд статей в «Правительственном вестнике», а затем выпускает их в виде книги «Наши степи прежде и теперь».

По его замечанию, все проблемы возникли из-за неправильного хозяйствования. Черноземная полоса подвергалась «упорно и неуклонно прогрессирующему иссушению» из-за распашки низин и углублений, когда-то питавших водой мелкие степные речки, вырубки лесов.

По данным почвоведов, на начало XX века даже в Полтавской губернии площадь лесов по ряду уездов сократилась с 30 до 3-4%. Соответственно стали смываться почвы, заиливаться ручьи, реки обмелели. «Не той вже Миргород, Хорол-річка не та» – жаловался Павло Тычина в «Песне трактористки» в 30-е годы, поскольку ситуация не менялась.

Тогда Почвенный институт АН СССР установил, что во время весеннего снеготаяния с полей южной и средней полосы европейской части страны смывается около 140 млн тонн земли. 

Докучаев предложил практически весь комплекс мер, исполненных уже советской властью. Регулирование крупных рек – Днепра, Днестра, Волги, Дона, – в первую очередь, чтобы уменьшить весенние разливы. Перегораживание плотинами мелких рек, а степных участков – посадками «живых изгородей». Все пески, бугры и неудобья он предлагал засадить сплошным лесом, бурить артезианские скважины и вводить практику искусственного орошения полей.

Эксперименты проводились еще в конце 20-х годов в районе Астрахани. Имелись на руках результаты работы научной станции «Каменная степь» под Воронежем, созданной самим Докучаевым. А главное, имелся пример абсолютного успеха – Великоанадольское лесничество в Донбассе, существовавшее с 1843 г. специально для целей испытания и пропаганды возможностей степного лесоразведения.

Летом 1948 года, когда газета «Правда» дала программную статью, началась проработка грандиозного плана до мелочей.

Первый заместитель министра лесного хозяйства СССР Василий Колданов в «Очерках истории советского лесного хозяйства» указывал, что в рамках проекта только на 1948-1950 гг. было запрошено 1,481 млрд руб. капитальных вложений. Предполагалось высадить 1118 тысяч гектаров леса, увеличив его, в частности, в областях юга и юго-востока Украины, вдвое. На землях колхозов, в гослесфонде и в совхозах УССР предусматривалось с 1948 по 1955 г. создать почти миллион гектаров лесопосадок всех видов, заняв 4% от всей площади пахотных земель.

Кроме облесения оврагов, создания государственных лесных полос и лесных культур в гослесфонде, Минлесхоз обязывался в 1949-1955 гг. закрепить пески на площади 322 тыс. га. Их засаживали обыкновенной сосной, создав, в частности, леса в Херсонской области, огромные зеленые массивы на Киевщине, Житомирщине, Черниговщине, где преобладают песчаные почвы.

Лесопосадки же в основном закладывали дубовые, справедливо рассудив, что стоять дуб будет долго и массы древесины он дает много. К примеру, по обоим берегам Северского Донца от Белгорода до устья появились государственные лесные полосы шириной по 30 метров. Так было заложено благосостояние будущих независимых украинских углежогов и продавцов дров.

В 1954 г. по инициативе Бюро научно-технического общества лесного хозяйства и лесной промышленности предлагалось пересмотреть возрасты рубок, ряд других лесохозяйственных и лесоорганизационных положений и приступить к составлению плана развития лесного хозяйства на 10-15 лет.

Первый такой генплан составили в УССР, и он стал примерной основой для других республик. В 1956 году площадь высаженного в Украине леса перекрыла площадь вырубленного на 182%.

С середины 50-х запущен огромный проект по созданию каскада днепровских водохранилищ, эта работа завершилась в 1980 году. В 1961-72 годах сооружен Северо-Крымский оросительно-обводнительный канал, давший воду на засушливые территории Херсонской области и Крыма.

Последняя крупная (но уже не катастрофическая) засуха случилась в 1972 году.

Но за почти тридцатилетний период, по наблюдениям ученых, средние изменения были близки к нулю: выровнялись среднегодовые температуры, количество засушливых дней год от года оставалось примерно одинаковым, а в целом их стало меньше, чем в первой половине XX века. Собиравшиеся на протяжении 45 лет данные о влажности грунта в сельскохозяйственных регионах Украины показывают значительный ее рост именно в период 1960-80 гг.

1998 год стал последним годом без засух.

В двухтысячные процесс все быстрее и быстрее покатился назад, к исходной точке, и даже дальше. Отдел агрометеорологии Укргидрометцентра отмечает, что засушливые периоды происходят уже и в западных регионах, и тенденция их распространения на север и запад прослеживается сейчас очень четко. А на юге, где труды предков вырублены под корень, в том числе из-за сильно подорожавшего газа, снова началось опустынивание и повышение температур летних месяцев за отметку 40 градусов.

2018 год стал самым жарким за последние 139 лет – но и три предыдущих были не хуже. Согласно прогнозам, в течение ближайших десятилетий средняя температура будет постоянно расти, и в Киеве станет дышаться как на юге Австралии.

Но жаловаться не стоит. Это плата за миф об «аграрной державе» и «евроинтеграции», когда в ЕС безо всяких ограничений уходит только сырой лес, древесный уголь, топливные брикеты. А еще в конце XIX века великий Докучаев произнес слова, которые в точности ложатся на современную ситуацию в Украине:

«Именно как раз в таком надорванном, надломленном, ненормальном состоянии находится наше южное степное земледеление, уже и теперь, по общему признанию, являющееся биржевой игрой, азартность которой с каждым годом, конечно, должна увеличиваться».

Дмитрий Заборин

Читайте по теме:

Илья ЗнаменскийДевочка в ООН

Илья ДеревянкоЯ, мы – и Грета Тунберг

Славой ЖижекУроки аэроапокалипсиса

Виталина БуткалюкЭкология: есть ли жизнь после капитализма?

Андрей Манчук. Мой Чернобыль и версия НВО

Игорь Кержаков. Шиес: полигон протеста

Владимир ФридманКапитализм против природы

Кэйт ХодэлDeath metal

Славой ЖижекПогружаясь в сердце тьмы

Андрей МанчукВосточная Европа: лес и капитализм

Дмитрий ЗаборинГибель советского пеленгаса

Андрей Манчук«Янтарная республика»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал