Шило в мешкеШило в мешке
Шило в мешке

Шило в мешке


Ольга Казарян
Это тот конфликт, в котором надо лишать возможности стрелять

27.06.2014

«Кукольные домики, картонные крыши,
В километре над землей, выше, выше, выше.
Куклы холодные накрыты целлофаном.
Рано или поздно они заговорят».

Война на Украине почти каждому принесла какое-то личное открытие. Для меня стало откровением, что люди не мыслят, и их попадание в тот или иной политический лагерь представляет собой механический процесс - что-то наподобие автоматизированной сортировки рыбы.

Люди с условным рефлексом на слова «Путин» и «коррупция», игнорируя все прочие факторы, нахваливают власть Порошенко. Те, кто боится чеченцев, шарахнулись от самоопределяющихся республик, как только им показали там нескольких «чеченцев». Те, для кого главный враг — полиция, демонстрируют восторг от фашистских банд. Среди последних: законопослушные либералы и либертарианцы, у которых ненависть к полиции выработана болотными акциями и Стратегией-31; анархисты, поскольку это основной ритуал их религии; российские «попкорновые» наци. И, к сожалению, часть левых.

Особенно ярко это проявилось, когда российское общество отшатнулось от защитников Одессы, узрев на видео, что те взаимодействуют с местной милицией. В России позиция полиции — четкий индикатор позиции властей. На Украине «Беркут» два месяца работал мальчиками для битья, а милиционеров безнаказанно убивают не только на западе, но и на востоке (особенно вопиющий случай - 9-го мая в Мариуполе, когда правые банды расстреляли перешедших на сторону народа милиционеров и сожгли здание УВД). Казалось бы, очевидно, что полиция там не играет той роли в насаждении воли правящего класса, как в России. В Украине другая политическая система. Оценка ее отдельных элементов может исходить только из функционирования общего политического механизма, который сложился в этой стране. А сравнение двух систем — путинской РФ и нынешней Украины — возможно только в целом и по основным показателям, а не по случайным, особо броским маркерам. Но... это слишком сложно. Жертвы стереотипного мышления скорее предпочтут и дальше натягивать российскую сову на глобус Украины.

Расстрел безоружных людей на Майдане вызвал ярость и шок, а точно такой же расстрел, только артиллерией, растянутый на месяцы и на многие километры, не вызвал у множества украинцев ничего. Хотя единственная принципиальная разница в том, что во втором случае мы достоверно знаем, кто отдал приказ убивать.

Главным фактором, открывший широкое поле для бездействия левых и для глупых склок стала либеральная пропаганда в сочетании с инерцией. Товарищи привыкли, что для того, чтобы котироваться в российской оппозиции, надо быть в первую очередь против Путина и его клики. Этот нехитрый ориентир обеспечивал им одобрение и рукопожатность в оппозиционной среде долгие годы, и они не понимают, с чего им вдруг от него отказываться. В мир их разумения не врываются снаряды и уличные патрули. Они за чаем просматривают ленту новостей, генерируют позицию «как у Путина, только наоборот», и ждут от аудитории положительного подкрепления.

Когда вместо положительного подкрепления в них прилетает тапок, то их первая реакция — выбить критика с левого фланга. За последние два месяца я выслушала больше обвинений в путинизме, чем хороший врач — слов благодарности. В основном, конечно, от либералов. Но это первая, чисто рефлекторная реакция. Она разбивается об тот факт, что резко антимайдановскую, антифашистскую и антипорошенковскую позицию занимают как раз «старые коммунисты» с очень определенной репутацией — в том числе лидеры красного крыла Болотной. Это и поздравивший крымчан с присоединением к России подсудимый Сергей Удальцов, и политический беженец Леша Сахнин.

Вторым эшелоном оправданий идут фактоиды. Да они же «первыми напали», «первыми убили», «сами себя сожгли», «сами фашисты», «кондиционер взорвался» и т. д. С фактоидами ровно одна проблема. Они высасываются профессионалами из пальца, вбрасываются в гигантскую пропагандистскую машину и живут ровно один день, а на следующий их сменяют другие, более актуальные. Они предназначены дезориентировать здесь и сейчас. Завтра для дезориентации граждан профессионал выдумает новые.

В двух словах поясню, как это работает. Сейчас вы знаете, что Путин не будет вторгаться в Украину, даже если Порошенко разрежет там все русскоязычное население на мелкие кусочки и съест десертной ложкой. Но какая разница? Вы уже позволили мобилизоваться фашистским бандам с помощью мифа о вторжении, и теперь вы имеете их в объективной реальности, а ваше запоздалое знание остается клетками мозга в вашей голове. Сейчас вы знаете, что задержанные в Одессе были пострадавшими от свезенных в город банд Коломойского одесситами, но какая разница — вы уже не пошли освобождать их из СИЗО (это сделали другие люди). Вы знаете, что жертвы пожара в Доме профсоюзов не сжигали себя сами, но какая разница — вы уже не оказали помощь раненым и семьям погибших. Точно так же ясно, что Порошенко, отложивший подписание соглашения с ЕС, столь же мало интересовался мнением народа, как и Янукович. Но какая разница, в стране уже новый президент, новые губернаторы, новая обстановка. Ложь в этом смысле — как езда на велосипеде, где либо вы движетесь, либо падаете. И если население не начнет соображать с опережением, то украинская власть не упадет никогда.

С крупных СМИ, обслуживающих военную машину, некому спрашивать. А вот оппозиционерам, тиражирующим ложь, не повезет. Реальность, которую они не удосужились понять, будет реализовывать свои закономерности снова и снова, как пельменный аппарат — пельмени.

Какой, например, смысл, отрицать причастность киевских властей к авиаудару по зданию луганской администрации, если «антитеррористическая операция» официально ведется с применением артиллерии и авиации? А это значит, что завтра, послезавтра и далее везде на юго-востоке Украины от снарядов киевской хунты будет гибнуть мирное население. С высокой статистической вероятностью — женщины и дети. Допустим гибель данной конкретной женщины вы сможете обосновать «чеченцами», «русскими бандитами» и «Путин хуже». А следующей? Сотой? Тысячной? Приготовьтесь, вас ждут месяцы убийств.

И еще одно предостережение для любителей писать про «российских бандитов»: через какое-то время «бандиты» могут и проиграть. А сейчас ведь у всех мобильные телефоны с камерами. То есть, что бы там ни писал Госдеп, последствия мы увидим.

У части левых РФ стало уже рефлексом прикрывать глаза на фашизм на Украине. «Ах, ну что вы, это все киселевская пропаганда!». Скоро они будут ходить с закрытыми глазами и стукаться об столбы. Ведь яценюки продолжат говорить про «недочеловеков», министерство обороны — вводить фильтрационные лагеря для беженцев, ультраправые батальоны - осуществлять террор. Пока он был неэффективным по отношению к левым активистам. За вычетом Одессы, первыми жертвами становились случайные люди. Те, кто не вполне осознавал последствия высказываемого вслух недовольства, кто не имел опыта противостояния властям, кто недооценивал опасность. Но мы не можем надеяться, что так будет всегда. Когда-нибудь вооруженные автоматическим оружием патрули, без каких-либо легальных оснований останавливающие и обыскивающие автомобили на трассах, опознают кого-нибудь из наших по ориентировкам, развешанным в правых пабликах. И еще до того, как пропоет петух, от него трижды отмежуются замайданные левые.

Однако, есть и другая ошибка, в которую порой впадают наши сторонники, - идеализация режимов ДНР и ЛДН, требование их полной и безоговорочной поддержки личным участием. Безусловно, они более прогрессивны, чем нынешний киевский режим, и экономически, и политически. Левые и профсоюзные организации могут открыто работать в нем «в льготных условиях» и участвовать в политической жизни, если того захотят. Однако не стоит забывать, что это, при всей их неоднозначности, - буржуазные режимы, поддерживаемые РФ. Пусть неофициально, но поддерживаемые. Российский империализм создает буферную зону вокруг своих границ. Он использует идеологию как инструмент, и в случае с националистами это столь же эффективно, как если бы они ехали туда по разнарядке. Правительства молодых республик ищут поддержки в народе — этим объясняется ряд весьма левых заявлений с их стороны. Но это не наши структуры, и их глубокое безразличие к положению трудящихся, - это тоже шило в мешке, которое не утаишь. Да, сейчас на ополченцев льется море клеветы, но за этой клеветой обнажатся и неприглядные факты. Политика ЛНР и ДНР будет левой настолько, насколько ее сделают таковой коммунисты. А для этого нужна не аллилуйщина, а трезвый взгляд и работа по объединению рабочего класса. Украинский конфликт не тот конфликт, в котором надо хватать автомат и стрелять. Это тот конфликт, в котором надо лишать возможности стрелять. Для этого нужна солидарность, забастовки, перекрытия трасс, политическая, информационная, материальная помощь мирному и свободному Донбассу — таким он должен стать с нашей общей помощью.

Ольга Казарян

Читайте по теме:

Андрей МанчукПоследнее прибежище

Дмитрий Райдер. Не тридцать седьмой

Леонид Грук. Манилов и либерализм

Катерина Максименко«Почему я левая либералка?»

Алексей Цветков«Почему я не «левый либерал?»

Роксолана Машкова, Иван Шматко«Между ложными альтернативами»

Дмитро Галко«Почему я левый либерал. Взгляд из Беларуси»

Артем Кирпиченок«Не будь скотом у Лукашенко! Будь скотом у буржуев?»


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал