«Норма» насилия

«Норма» насилия


Михайло Урицький
С помощью армии выковывается безропотно послушный гражданин, испытывающий безусловный пиетет к государству

Тегі матеріалу: близький схід, війна, імперіалізм, політики, гетто
01 октября 2013

С момента появления на израильском политическом небосклоне новой звезды под названием «Еш Атид», призыв в армию ультраортодоксального населения является одной из самых обсуждаемых тем. Лозунг «за равное распределение гражданских обязанностей» стал тем самым козырем, который обусловил ошеломляющий взлет этой новоявленной партии, не предлагавшей помимо этого ровным счетом ничего вразумительного своему избирателю – за исключением разве что примелькавшегося лица своего лидера, любимца домохозяек. Но и под этим лозунгом подразумевалось лишь одно – всеобщая милитаризация. 

Не секрет, что одна из особенностей Израиля – тотальное взаимопроникновение армейских структур и гражданского общества. Армия в Израиле издавна играет роль главной «священной коровы», основополагающего символа государства, который обязан вызывать у любого лояльного гражданина священный трепет и прилив патриотической гордости. Любой, кто позволяет себе неуважительное отношение к этой «священной корове», автоматически становится «предателем» и причисляется к «пятой колонне». В мае этого года Кнессет даже утвердил в предварительном чтении законопроект депутата от партии «Еврейский Дом» Йони Шетбона, который «позволит израильским солдатам и офицерам подавать иски против тех, кто распространяет клевету на действия Армии обороны Израиля». Об необходимости отделения религии от государства говорится повсеместно – но мало кто решается заговаривать об отделении гражданского общества от армии, хотя это и является одним из краеугольных камней демократии.

Ультраортодоксы, которые и без того не пользуются особыми симпатиями со стороны светского населения, воспринимающего их как дармоедов, систематически уклоняются от этой священной обязанности, не желая приносить в жертву вышеозначенному идолу три года свой жизни. Тем самым они постоянно навлекают на себя праведный гнев добропорядочных граждан, которые отбыли свой срок в армии и не желают, чтобы кто-либо ускользнул от этой «почетной» участи. Разумеется, ни о какой практической пользе речи здесь не идет – любой, кто бывал в ультрарелигиозных районах и видел тамошних обитателей, понимает, что их призыв лишь ослабит армию, не говоря уже о колоссальных расходах, необходимых для их обучения хотя бы базисным навыкам военной дисциплины. 

Вообще, ситуация сложившаяся в Израиле очень сильно напоминает роман Владимира Сорокина «Норма», в котором каждый человек вне зависимости от статуса, семейного положения и пола ежедневно получал от государства небольшой дурно пахнущий пакетик под названием «Норма». Его содержимое необходимо было во что бы то ни стало съесть – как бы ни было противно. Это был гражданский долг. Именно такова аргументация тех, кто отстаивает идею всеобщего призыва. Многочисленная группа, год тому назад отколовшаяся от социального протеста и выдвинувшая в качестве основного требования «равное распределение обязанностей», так и назвалась: движение «фраеров» – то есть лохов. Мол, мы-то съели свою порцию дурно пахнущей субстанции, а кто-то отлынивает.

Бурная возня вокруг призыва ешиботников сама по себе не вызывает ничего кроме усмешки – как и роман Сорокина. Однако она является симптомом тяжелой и губительной болезни, которая по объективным причинам поразила Израиль уже в момент его основания, и с тех пор приобрела хронический характер. Эта болезнь проявляется в слезах умиления при виде любого израильского солдата, в каждой торжественно произнесенной матерью или отцом фразе – «я так горд/а, что мой сын/дочь недавно призвался/ась в армию». Столь подобострастное и трепетное отношение к тому, что является проявлением насилия, направленного как вовнутрь (как инструмент подавления личности), так и вовне (как инструмент убийства), является тяжелейшим извращением, которым страдает большая часть израильского общества. 

Нужно подчеркнуть, что речь вовсе не идет о пацифизме. Армия – это зло, хотя и необходимое как средство защиты от внешних врагов. Но от этого она не перестает быть злом, как и любое насилие. В Израиле же ситуация усугубляется еще и тем, что оборонительные функции армии давно уже отошли на второй план. Оборонительная мощь армии в наше время измеряется не ее численностью, а уровнем технологического развития. Подавляющему же большинству тех, кто призываются в армию, отводится отнюдь не роль «защитников родины», а роль полицейских и надзирателей, третирующих бесправное и беспомощное население за зеленой чертой. 

Извращенное, болезненно-подобострастное отношение к армии в полной мере проявилось в осуждении Гилада Шалита за его «недостойное» поведение при взятии в плен. Мол, почему же он не привел в действие танк, почему не выстрелил в нужное время, почему не «нейтрализовал» идущего на него террориста? Становится страшно от того, что людям при этом непонятен совершенно очевидный факт: Гилад Шалит повел себя как абсолютно нормальный человек, от которого требуют ненормального поведения – навыков и восприятия хорошо подготовленного наемного убийцы. Ведь чтобы человек в такой ситуации повел себя так, как «подобает» солдату, необходима длительная подготовка, в результате которой человеку прививаются навыки, в обыденной жизни присущие разве что психопатам. 

В идеале профессиональный солдат умеет осуществлять «сплит» – «включать» эти навыки во время военных действий и «выключать» их по возвращении на гражданку. Далеко не всем это удается, и тогда у людей развивается поствоенный синдром, способный проявлять себя в форме спонтанно выплескиваемой наружу агрессии. Один из примеров – Эрез Эфрати, образцовый офицер, телохранитель главы генштаба, пытавшийся жестоко изнасиловать официантку во время предсвадебной вечеринки, нанеся ей тяжелые увечья. Никто из его друзей не мог поверить в то, что он на это способен. 

Насилие не может быть строго локализовано. Оно распространяется как лесной пожар. Когда мы умиляемся, глядя на паренька цвета хаки, прогуливающегося по улице и любовно поглаживающего свой M-16, мы умиляемся насилию. Мы возводим его даже не в норму, а в идеал – и, тем самым, предоставляем ему безусловную легитимацию. Отсюда и оголтелый сексизм, агрессия, напряженность, пронизывающие израильское общество – в особенности, патриотически и милитаристски настроенную его часть. И в дальнейшем будет только хуже – поскольку насилие не только присутствует среди нас повсеместно, в виде «наших родных мальчиков и девочек» с автоматами наперевес, но и овеяно ореолом патриотической святости.


Между тем, насилие нелегитимно априори – хотя есть ситуации, в которых его невозможно избежать. Но это отнюдь не те ситуации, в которых в подавляющем большинстве случаев оказываются израильские солдаты и офицеры. Полковник Шалом Азнер, ударивший демонстранта прикладом, является профессиональным солдатом. Таковы люди с навыками и психологией наемных убийц, нередко состоящие на службе у государства. Да, разумеется, как раз таких и следует посылать в бой, когда речь идет о столкновении с армией таких же наемных убийц – но проблема в том, что именно подобные «профессионалы», выполняющие полицейские функции, служат примером для подражания в нашем обществе.

Разумеется, кто-то скажет, что Израиль находится в особой ситуации, так как кругом враги и с помощью одной лишь профессиональной армии он не выстоит. Но, как уже было сказано, в сегодняшнем мире мощь армии определяется отнюдь не численностью, а технологическим оснащением и профессионализмом солдат. Это подтвердит вам любой неангажированный военный специалист. Но дело в том, что в Израиле армия выполняет, прежде всего, дисциплинирующую и воспитательную функцию – с ее помощью выковывается безропотно послушный гражданин, испытывающий безусловный пиетет к государству.

Кроме того, профессиональная армия, хотя и эффективна для отражения внешней угрозы, однако явно непригодна для осуществления полицейского надзора на территориях.

В силу этих факторов в ближайшем будущем нам не приходится рассчитывать на отделение гражданского общества от армейских структур. Эпидемия санкционируемого государством насилия, облагораживаемого лозунгами о «равном распределении гражданских обязанностей» и «патриотическом долге», будет распространяться и дальше. И неслучайно 47% убийств в израильских семьях, произошедших в промежутке между октябрем 2000-го и апрелем 2005-го года, согласно данным исследования ассоциации «Иша Ле-Иша», были совершены солдатами, охранниками или полицейскими при помощи табельного оружия.

Так что не нужно удивляться растущей день ото дня беспричинной агрессии, которая буквально растворена в израильском воздухе. Хотите понять ее причины – просто посмотрите на проходящего мимо вас милого и симпатичного паренька, в военной форме и с автоматом наперевес.

Михаил Урицкий

историк, социолог

Читайте по теме:

Артем Кирпиченок. Письмо Натаниягу

Ноам ХомскийИзраиль. Предупреждение о цунами

Артем КирпиченокПутешествие в кибуц

Крис ХеджесВсе мы будем на месте жителей Газы

Константін Бенюмов. «Флотилия бросает вызов блокаде»

Артем Кирпиченок. Маджал-Аскалон. Забытая история

Євген Жутовський. «Медицинские туристы»

Артем Кирпиченок. Израильские протесты. Второе лето

Евгений Жутовский«Контролируемая рождаемость»

Артем КирпиченокВосточные евреи в Израиле





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал