Страхи олигархов ДавосаСтрахи олигархов ДавосаСтрахи олигархов Давоса
Економіка

Страхи олигархов Давоса

Шеймас Милн
Страхи олигархов Давоса
«Крокодиловы слезы по поводу неравенства говорят о том, что элита напугана. Однако реальные перемены наступят только после безжалостного социального прессинга»

23.01.2015

На этой неделе в Давосе встречаются миллиардеры и олигархи-владельцы корпораций. И все эти люди вдруг обеспокоились проблемой роста неравенства. Вас может, конечно, даже стошнить от мысли о том, что повелители нашей системы – именно те, кто способствовал возникновению крупнейшего в истории человечества экономического неравенства – теперь заламывают руки, причитая по поводу последствий собственных же действий.

Тем не менее, факт остается фактом: даже архитекторы нынешнего глобального экономического порядка, пораженного кризисными тенденциями, начинают сознавать опасность. И не только такой индивидуалист и владелец хэдж-фондов как Джордж Сорос, сам себя именующий «классовым предателем», но и Пол Полмэн, гендиректор корпорации Unilever, волнуется по поводу «капиталистической угрозы капитализму». Глава МВФ Кристин Лагард опасается того, что капитализм действительно может содержать в себе «семена саморазрушения» (говоря словами Маркса) и предупреждает, что с этим надо что-то делать.

Масштабы кризиса описывались в отчете, предоставленном благотворительной организацией Oxfam. В нем в частности говорится, что 80 человек на данный момент владеют таким же состоянием, как и 3,5 миллиарда человек – или половина населения всего земного шара. Еще в прошлом году 1% самых богатых владел 48% всех богатств мира. Но всего лишь четыре года назад они владели 44% всех богатств. При сохранении нынешней тенденции 1% богатых в следующем году будет уже владеть большим объемом богатств, чем все остальные 99% вместе взятые. При этом 0,1% самых богатых в США увеличили свое состояние в 4 раза с 1980х.

Захват богатств происходит просто в фантастических масштабах. За последние 30 лет – в период господства «рыночного фундаментализма» (как его определил Марк Кэрни, управляющий Банка Англии), происходил огромнейший рост неравенства в доходах и состояниях – как между странами, так и внутри разных стран. В Африке численность населения, которое живет менее чем на 2 доллара в день, увеличилась в два раза с 1981-го, и в то же время резко возросло количество миллиардеров.

В большинстве стран мира доля труда в национальном доходе постоянно падает, а уровень зарплат стагнирует при нынешнем режиме приватизации, дерегулировании и низких налогах на богатых. В то же время финансовый сектор сумел разграбить общественное достояние и передать его в руки меньшинства, несмотря на то, что это фактически убивает всю остальную экономику.

И сейчас уже столь масштабное присвоение мировых богатств вызывает не просто моральное и социальное недовольство – оно провоцирует конфликты, климатические изменения, войны, массовую миграцию, политическую коррупцию, падение стандартов здравоохранения и уровня жизни, усугубляет в обществе расколы по половому и национальному признаку. Усиление неравенства являлось также важнейшим фактором углубления экономического кризиса на протяжении последних семи лет – именно этот фактор вызывал падение спроса и порождал кредитный бум.

И мы знаем об этом не только из исследований французского экономиста Тома Пикетти и британских авторов социологического исследования «The Spirit Level». После долгих лет господства вашингтонской ортодоксии, даже такие, по сути, западные институты как ОЭСР и МВФ стали утверждать, что усиление неравенства и разрыва в уровне доходов являлось ключевым фактором снижения темпов экономического роста, наблюдавшегося последние 20 лет – то есть в период господства неолиберализма.

Британская экономика, например, была бы на 10% больше, если бы не было столь резкого роста неравенства. И сейчас богатейшие люди мира навязывают меры экономии, чтобы ухватить себе еще больший «кусок пирога».

Однако Латинская Америка стала исключением из правил – здесь в последние годы не наблюдался рост неравенства. Прогрессивные правительства Латинской Америки отвергли эту провальную экономическую модель, стали отбирать ресурсы у корпораций и сократили степень неравенства.

Количество людей, живущих менее чем на 2 доллара в день, здесь за последние 10 лет сократилось со 108 миллионов до 53. В Китае, который тоже стал отвергать многие из принципов неолиберального катехизиса, с одной стороны рост неравенства тоже наблюдался, но с другой стороны здесь же из бедности смогли выбраться большее количество людей, чем во всем остальном мире вместе взятом – что несколько компенсировало общемировые показатели роста глобального неравенства.

Эти примеры демонстрируют нам, что роста неравенства и нищеты избежать можно – ведь и то, и другое является результатом конкретных политических и экономических решений. И даже более-менее адекватный олигарх из Давоса сознает, что если всё будет продолжаться в том же духе, то последствия могут быть весьма опасными. Поэтому некоторые из них желают несколько более «инклюзивного капитализма» (что предполагает и увеличение прогрессивного налогообложения), чтобы спасти систему… от нее самой.

Только спасти ее не удастся одними лишь размышлениями в швейцарских Альпах или преисполненными тревоги ланчами в Гилдхолле. Что бы там ни предчувствовали отдельные бароны корпораций, но в целом-то элита частных компаний и корпораций (в том числе представители организаций, которыми они управляют и политических структур уже колонизованных ими) дает четко понять, что намерена, вцепившись зубами, до последнего бороться против даже самых умеренных реформ.

Чтобы понять это - достаточно лишь послушать протестующий визг, раздавшийся после того как Эд Милибанд огласил планы обложить налогом дома стоимостью свыше 2 миллионов фунтов, чтобы из этих средств финансировать систему здравоохранения; достаточно принять во внимание заявление некогда реформистского Фабианского общества, которое теперь требует от лидера лейбористов действовать в большей степени в интересах бизнеса (то есть корпораций); достаточно посмотреть на то, как ощетинился американский Конгресс, дружно противостоя весьма умеренным предложениям Обамы по поводу перераспределения налогов.

Возможно, какая-то часть встревоженной элиты и готова платить немного больше налогов. Однако чего они не могут принять – так это каких-либо изменений в самом балансе власти. Именно поэтому - то в одной стране, то в другой - они противостоят любым попыткам усилить профсоюзы, даже несмотря на тот факт, что слабость профсоюзов сыграла решающую роль в процессе роста неравенства в индустриально развитых странах.

И только если бросить вызов глубоко укоренившимся бизнес-интересам, которые в свое время и «состряпали» этот более уже нефункционирующий экономический строй – только тогда тенденции к росту неравенства можно будет обратить вспять. И выступающая против мер экономии партия СИРИЗА (которая, вероятно, победит 25 января на выборах в Греции) именно это и пытается сделать – то есть пойти по тому же пути, на который успешно встали латиноамериканские страны 15 лет назад. Но даже для того, чтобы встать на этот путь, необходимы мощные социальные и политические движения, которые смогут сломать или обойти блокаду колонизованного корпорациями политического мейнстрима.

Крокодиловы слезы по поводу неравенства говорят о том, что элита напугана. Однако реальные перемены наступят только, если бросить им политический вызов и только после безжалостного социального прессинга.

Шеймас Милн

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Майкл Робертс. Свободное падение

Шеймас Милн. Приватизация? Обратный ход

Майкл Робертс Зима близко

Ларри ЭллиоттФинансовые учения накануне кризиса

Сергей Киричук У разбитого корыта

Дебора Орр. Заложники неолиберализма

Сергей КиричукИменем приватизации

Редакция Morning Star Война за «свободную торговлю»?

Шеймас Милн. Нет альтернативы? Взгляните на Латинскую Америку

Майкл Бурк Кому выгоден кредит МВФ?

Роман Губриенко Латвийские уроки «жесткой экономии»

Марк Вайсброт С такими друзями как МВФ враги не нужны

Славой ЖижекСлепой ведет слепого

Джули Хайланд Что готовит рабочим украинский режим?

Максим Нечипоренко Газовый разрыв

Андрій Мовчан Акціонери

 

 


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал