Война Алой и Белой окрошкиВойна Алой и Белой окрошки
Война Алой и Белой окрошки

Война Алой и Белой окрошки


Андрій Манчук
Почему блюда советской кухни оказываются для украинцев политическим маркером

31.05.2019

Старый спор тупоконечников и остроконечников нашел свое новое воплощение. В социальных сетях бывшего СССР идет война Алой и Белой окрошки. Десятки тысяч людей полемизируют друг с другом на тему того, какую заправку лучше всего использовать для популярного холодного супа. Одни утверждают, что ее нужно готовить на основе кваса, другие стоят за кефир – и эта дискуссия бушует уже несколько дней, забив на второй план все более актуальные новости из области политики, или даже всегда популярного среди народных масс спорта.

Причиной этой «игры окрошек» стала необычная карта российских регионов, опубликованная запрещенным в Украине «Яндексом». Компания по-своему проанализировала предпочтения их жителей в выборе основной составляющей для окрошечной смеси. Для этого она попросту подсчитала упоминания кваса и кефира в запросах о рецептах приготовления этого блюда, которые были отмечены в поисковой системе с начала 2018 года.    

Согласно выводам «Яндекса», россияне в основном едят окрошку с квасом – к примеру, так поступают в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, во Владивостоке или на Камчатке. А вот кефирная окрошка чаще всего популярна на юге России, в Калининграде, Смоленске, Мурманске,  Рязани, Перми, на Урале и в Магадане. Отмечен на карте и Крым, который, якобы, также предпочитает кефир.

Это чисто развлекательное исследование, которое, конечно, не может претендовать на социологическую объективность, как раз и спровоцировало оживленные споры о рецептах приготовления холодного супа. Причем, они достаточно быстро выплеснулись из интернета в реальную жизнь, став на время главной темой общения в офисных курилках и на посиделках в кафе. Хотя быстро выяснилось, что, на самом деле окрошку часто готовят на чем угодно – на айране, сметане и майонезе, яблочном и березовом соке, на чае и минералке, на пиве и даже на шампанском – и все это в подробностях показывается на опубликованных в сети видео.

Но интересно другое. Листая ленту фейсбука и наблюдая за надоедливыми, но забавными спорами об окрошке, можно обратить внимание, что в них участвуют не только жители России, но и очень многие украинцы. Причем, они комментируют эту тему сразу на двух языках, и с видом больших знатоков вопроса. Хотя ни одна разновидность окрошки – ни кефирная, ни квасная – строго говоря, не имеет отношения к традиционной украинской кухне. Об этом пишет даже украинская википедия – причем, она как бы противопоставляет ей другой, «национальный» вид холодного супа, известный на всей территории Речи Посполитой «холодник», название которого якобы вытеснили из употребления в результате русификации Украины. 

Да, популярная сегодня окрошка ведет свое прямое происхождение от старинного блюда ботвиньи, которое изготовляли на кислом квасе. Однако само это название стало общеупотребительным только в начале ХХ века, благодаря знаменитой поваренной книге Елены Молоховец – которая, кстати, опубликовала в ней именно квасные рецепты, заменив кислый квас сладким. А всесоюзное распространение окрошки происходило уже после революции, по мере постепенного формирования интернациональной кухни, о которой рассказывает интереснейшее исследование Ирины Глущенко: «Общепит. Микоян и советская кухня». Причем, из него становится ясно, что этот процесс организованно направляли демонизированные сейчас партийные лидеры. 

Именно тогда украинцы стали массово употреблять блюда, которые прежде почти не появлялись на столе украинских рабочих или крестьян – например, разновидности кавказского шашлыка, чебуреки, различные виды европейских салатов, среднеазиатский плов, хинкали, пельмени, рыбные консервы, мороженное, шампанское, сухие виноградные вина и ту же окрошку, которую теперь начали делать и на кефирной основе. Ведь происходящий с Северного Кавказа кефир тоже получил всеобщее распространение именно в советские времена – когда его активно популяризировали по причине благотворного влияния на здоровье.

Создание этого общепита было тесно связано с грандиозными социально-экономическими процессами индустриализации и урбанизации, и активно пропагандировалось масскультом. А обмен был вполне равноценным – поскольку украинские народные блюда, включая борщ и вареники, тоже распространились тогда в масштабах всего бывшего СССР, вместе с украинскими песнями, вышиванкой, довженковскими фильмами и стихами Шевченко.

Итак, окрошка пришла в Украину прямиком из советского прошлого. И то, что украинцы так оживленно спорят на тему ее рецептов, может говорить лишь об одном. Несмотря на пятилетние попытки разорвать связи с советской историей и отгородиться сплошной стеной от своих бывших сограждан, проживающих к востоку и северу от «поребрика», образованная в советские времена культурная общность подчас проявляет себя даже в самых неожиданных маркерах – не исключая кулинарию. И я бы не удивился, если Петр Порошенко сам предпочитает откушать в жару заботливо охлажденную своими поварами окрошку – несмотря на все «последние прощай!», многократно сказанные в адрес собственной молодости.

Впрочем, надо отдать должное украинским патриотам – за последнее время они успели повоевать и против оккупационной кухни, с ее всенародно известными брендами или конкретными блюдами. Так, упомянутое «Советское» шампанское вполне официально переименовали согласно декоммунизационному закону. Такая же судьба, по крайней мере, в одном случае, постигла «Московскую» колбасу, демонстративно переименованную на Ивано-Франковщине в «Бандеровскую». Причем это отнюдь не является фейком и шуткой. А не далее как в апреле текущего года Николаевская областная администрация принудительно декоммунизировала крамольное название «Стахановского» хлеба.

 

Каждый год, на Масленицу, статусные украинские СМИ на полном серьезе объясняют, что в эти дни правильно есть вареники, а вовсе не чужеродные нам блины. Доставалось и популярным советским салатам. «Судите сами: мы сменили религиозные и светские праздники. Запретили советские фильмы и российские книги. Сменили названия улиц и городов. Отказались от соцсетей и бытовых вещей. На очереди – салаты оливье и сельдь под шубой», – без особой иронии говорил по этому поводу народный депутат Украины Сергей Каплин. А ведь тогда он еще не знал, что министр кори Ульяна Супрун впоследствии действительно раскритикует эти популярные новогодние блюда у себя на фейсбуке. Хотя, впрочем, эта чиновница недавно напала даже на резко подорожавший по вине ее правительства репчатый лук – объявив его «антисоциальным продуктом», который, надо думать, тоже относится к тяжелому наследию совка.

Окрошка также просится в условный список запретных антиукраинских кушаний. Не сомневаюсь, что за него сможет без труда проголосовать нынешний состав Верховной Рады – например, по инициативе никуда не девшегося после выборов Владимира Вятровича. Тем более, что этот вражеский суп упоминается в знаменитой ленинской работе «Материализм и эмпириокритицизм» – как символ эклектического мышления позитивистских противников марксизма.

Однако, что-то подсказывает, что окрошка благополучно переживет в Украине Институт национальной памяти – как переживет его салат «оливье», а также все запрещенные фильмы, книги и песни. Ее все равно будут любить и готовить – причем, совсем не важно, на квасе, или на кефире.

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Золотые луковицы Украины

Станислав Маковецкий. Долг Маяковскому

Илья ДеревянкоКрепостное право для украинцев

Назар Шешуряк, Андрiй Сiгунцов«Зiгафолк» i сором дивитись у дзеркало

Андрей Манчук. «Drinking rum and Coca-Cola»

Андрей Украинский, Анатолий СлободянюкАфтепати майдана

Андрей Манчук. Цой, Высоцкий и Вятрович

Артем КирпиченокХарьков: символизм вандализма


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал