Бразилия: «футбольные протесты» (+фото, видео)Бразилия: «футбольные протесты» (+фото, видео)Бразилия: «футбольные протесты» (+фото, видео)
Репортаж

Бразилия: «футбольные протесты» (+фото, видео)

Франко А.
Бразилия: «футбольные протесты» (+фото, видео)
Все части нашего мира уже взаимосвязаны, и настолько же взаимосвязанным будет глобальное сопротивление всем, кто считает, что может управлять нами при помощи приказов

Теги матеріалу: відео, колесник, ліві, латинська америка, політики, спорт, фото
20.06.2013
  • Предисловие переводчика: Может ли весна одновременно наблюдаться в северном и южном полушариях? Пока внимание мировых масс-медиа было приковано к «Турецкой весне», аналогичные массовые протесты начались и на другом конце планеты – в Бразилии. Протесты поочередно вспыхнули в разных городах, однако первой искрой стал жестоко разогнанный полицией протест против повышения цены на проезд в автобусах. 

    Гнев бразильцев вызвала подготовка к Чемпионату Мира по футболу, когда строительство стадионов обогащает строительные компании в то время как в стране не хватает школ и больниц, а цены на основные товары и продукты постоянно растут. Массовые протесты не случайно совпали с проходящим сейчас в Бразилии международным футбольным турниром «Кубок Конфедераций». Бразильские демонстранты, возмущенные огромными расходами на проведение спортивных шоу, угрожают сорвать чемпионат в будущем году, и требуют от европейских болельщиков не приезжать в Бразилию. Ведь опыт организации подобных спортивно-коммерческих проектов – таких, как прошлогодний футбольный Чемпионат Европы в Украине и Польше, летней Олимпиады в Лондоне или грядущие Олимпийские игры в Сочи, показывает, что их подлинной целью является обогащение частного бизнеса за счет средств государственного бюджета, которое сопровождается застройкой общественного пространства и уничтожением природной среды. 

    В различных провинциальных городах и поселках Бразилии начались стихийные выступления коренного населения, протестующего против захвата их земель и вырубки лесов. Индейцы захватывают офисы региональных администраций и вступают в стычки с полицией. Протест против коррупции, полицейского насилия и несправедливости судов – совершенно разные причины протестов слились фактически в одно восстание, охватившее города Бразилии.

    В понедельник на улицы бразильских городов вышли около четверти миллиона человек. В столице страны протестующие ворвались в здание Конгресса. В Рио-де-Жанейро демонстранты закидали коктейлями Молотова здание Законодательной Ассамблеи. И хотя напуганные размахом протестов мэрии ряда городов отменили повышение цены на проезд, протесты в Бразилии не стихают. Демонстранты требуют отменить не только Чемпионат Мира по футболу, но и проведение Олимпиады 2016, и вообще отказаться от всех крупных спортивных мероприятий, являющихся не более чем поводом для распила бюджетных средств. В Рио, Сан-Паулу и Порту-Аллегри демонстранты громили в первую очередь офисы и магазины компаний, являющихся спонсорами спортивных мероприятий (в частности Coca-Cola).

    Тем временем полицейские проводят облавы и аресты левых активистов. Однако в отличие от Турции, в самый разгар полицейских репрессий президент Бразилии выразила солидарность с протестующими: «Сегодня Бразилия проснулась ото сна и стала сильнее, чем прежде – заявила Дилма Русефф в телеобращении, – массовость вчерашних демонстраций является проявлением энергии нашей демократии, ее силой, голосом улиц и признаком гражданской позиции нашего населения». «Мое правительство прислушивается к голосу тех, кто требует перемен. Те, кто вышел вчера на улицы, дали четкое послание всему нашему обществу и, прежде всего, политическим лидерам на всех уровнях правительства».

    Как и в ряде стран Латинской Америки, в Бразилии в умеренно-левую правящую партию в свое время вступили многие чиновники прежней администрации и крупные предприниматели. Одним из таких является в частности губернатор штата Сан-Паулу Жеральдо Алкмин. В отличие от Дилмы Русефф он назвал протестующих «вандалами» и «угрозой демократии». В данный момент он находится во Франции, однако возле его дома уже возник лагерь протеста, в котором люди с нетерпением ожидают его приезда. Сам по себе «бразильский консенсус» предполагал сохранение определенного иммунитета для «бывших», в том числе и палачей времен военной диктатуры. В судах, армии, полиции и городских администрациях «старые кадры» лишь «слегка разбавлены» новыми людьми. В прошлом году в Бразилии началась «масштабная чистка» государственного аппарата. На скамью подсудимых попали 38 крупнейших предпринимателей и банкиров, вступивших в свое время в ныне правящую партию. Однако многие другие коррупционеры обладают депутатской неприкосновенностью. «Чистка» государственного аппарата и антикоррупционные меры, естественно, вызвали ожесточенное противодействие крупных предпринимателей и латифундистов, которые, фактически, продолжают править в провинциальных штатах. И потому некоторые латиноамериканские обозреватели считают, что, благодаря нынешней волне протестов у Дилмы Русефф появился уникальный шанс избавиться от наиболее одиозных «старорежимных» фигур и усилить участие народа в процессе принятия решений.

    Под маской демократии и под эгидой формально левого правительства в Бразилии нередко сохраняются феодальные порядки, а власть сохраняют деятели и пособники военной хунты. Помогут ли нынешние протесты устранению «пережитков прошлого» и действительному полевению страны? LIVA.com.ua предлагает вам репортаж одного из непосредственных участников протестов в Рио-де-Жанейро.  

     

    Я думаю, по причине незнания португальского языка, многим трудно понять надписи на плакатах бразильских демонстрантов и, собственно, сами причины протестов, происходящих в моей стране. Поэтому, я надеюсь, что эта статья поможет вам понять, что же действительно происходит сейчас в Бразилии. Возможно, вы слышали несколько поверхностное объяснение причин нынешней волны протестов, озвученное масс-медиа: увеличение на 20 сентаво оплаты проезда на автобусах, в результате чего билет будет стоить теперь 3.20 бразильских реалов, что приблизительно равно 1.14 евро.

    Международные новостные агентства публикуют фотографии протестов: горящие мусорные баки на улицах Рио-де-Жанейро, массовая мобилизация населения в Сан-Паулу, полиция, стреляющая гранатами со слезоточивым газом, проявления насилия. Естественно, у многих возникает вопрос: и это всё из-за двадцати сентаво? Я знаю, что многие задают такой вопрос, и потому я хочу ответить им: нет, «всё это» не только из-за двадцати сентаво.

    Бразилия, это все еще бедная страна – ее население преимущественно живет ниже мировых стандартов. Минимальная зарплата, несмотря на недавнее повышение, до сих пор просто смехотворна – 678 реалов, или около 242 евро. Многие рабочие проживают достаточно далеко от места работы – и, зачастую, вынуждены покупать несколько билетов, чтобы с пересадками добраться до работы и вернуться домой. В конце каждого месяца эти лишние 20 сентаво составят значительную сумму – и люди будут вынуждены голодать. Многие из низкооплачиваемых рабочих в интервью нашим масс-медиа говорили, что из-за подорожания проезда они будут вынуждены чаще ложиться спать с пустым желудком.

    Тем не менее, нынешнее восстание началось не из-за 20 сентаво – и оно не утихнет, даже если теперь снизят стоимость проезда (20 июня власти Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро объявили о снижении цен на проезд в общественном транспорте, первоначальное повышение которых стало поводом для начала массовых протестных демонстраций. Цены будут снижены на 0,2 реала – и, таким образом, вернутся к своему первоначальному уровню до начала протестов – прим. ред.). Как и в Стамбуле, где восстание, по существу, вспыхнуло не из-за решения построить на месте парка Гези торговый центр; также, как и в Тунисе, где реальной причиной восстания стало не самоубийство Мухаммеда Буазизи – в Бразилии люди тоже бунтуют не из-за 20 сентаво. У всех этих восстаний были глубинные причины, которые накапливались годами – а какое-нибудь событие просто становилось первой искрой, зажигавшей пламя восстания.

    Как и во многих странах, в Бразилии фактически идет гражданская война между государством и народом. Однако, до недавнего времени, она была не столь ожесточенной. В целом же Бразилией вот уже более ста лет правят политические деятели, воспринимающие доходы от налогов (взымаемых с граждан, которых политики вроде бы должны представлять) в качестве своего личного банковского счета. По сути, всё государство принадлежит небольшой группе людей или политическим династиям – семействам, представители которых до своего избрания на государственные должности уже были феодальными лендлордами – владельцами огромных латифундий, чье родословное древо уходит корнями еще в эпоху первого появления португальцев в Бразилии. «Те, кто являются угнетателями сегодня, будут угнетателями и завтра» – это утверждение, вероятно, относится к Бразилии еще в большей степени, чем к какой-либо другой стране.

    Основание новой столицы в 1960-м – города Бразилиа – по сути, ничего не изменило в этом отношении. Столицу перенесли тогда из Рио в новый город, расположенный в самом центре страны. Его спланировали и построили за пять лет. Город Бразилиа стал своеобразным гимном архитектурному модернизму. Но, несмотря на это, самые одиозные старые тенденции бразильской политики утвердились и на новом месте. Рио был в те дни космополитическим городом, где проживало более миллиона человек – и он же был центром рабочих и крестьянских движений. Бразилиа же, наоборот, стала «искусственной» столицей – никакого населения там прежде не было. И хотя со временем многое изменилось, но Бразилиа до сих пор является городом, населенным преимущественно армией бюрократов – людьми, которые не будут критиковать действия правительства, поскольку напрямую от него зависят – и, к тому же, им хорошо платят. Ни один из крупных городов страны не имеет такого же политического веса, как новая столица. Однако, она находится весьма далеко от всех прочих городов – поэтому большинство бразильцев не могут поехать в столицу, чтобы непосредственно высказать свое возмущение президенту страны.

    Бразилия сейчас действительно переживает особый момент: многие политические программы, реализовыванные в течение последних десяти лет, дали весьма впечатляющие результаты – экономическое неравенство (подлинный бич Бразилии – ведь эта занимала лидирующее положение по уровню неравенства) – существенно сократилось. Благодаря программе «Bolsa Família» (программа выделения семьям социальных пособий – прим. пер.) удалось значительно снизить уровень бедности, а инвестиции в систему высшего образования для бедняков и этнических меньшинств дали весьма обнадеживающие результаты. Но нынешнее восстание не направлено против того, что работало хорошо. Достижения десятилетнего правления Партии Трудящихся Бразилии необходимо защищать и развивать – если мы действительно стремимся к большей справедливости, снижению бедности и прекращению эксплуатации, осуществляемой реакционными силами – вроде феодалов-лендлордов из семейства Сарни. Поэтому, это не столько протест против правительства Партии Трудящихся, президента Дилмы Русефф или Жеральдо Алкмина (губернатор штата Сан-Паулу), Фернандо Хаддада (мэр Сан-Паулу) и Эдуардо Паеса (мэр Рио) – скорее, целью этого протеста является освобождение страны от авторитарного наследия предыдущих диктатур.

    И если в результате всех этих протестов бразильский политический класс (являющийся классом для себя в большей степени, чем любой другой класс) лишиться своей власти; если от власти отстранят всю эту армию капиталистических кретинов, которые обогощаются не благодаря труду, а лишь благодаря личным связям; журналистов-проституток, обслуживающих интересы этой элиты; полицейских, не останавливающихся перед убийством человека – если все эти угнетатели лишаться власти, что откроет эпоху реальной демократии – то я даже с удовольствием буду платить лишние 20 сентаво за проезд на автобусе.

    Бразильские революционеры из буржуазной богемы

    Интересно еще вот что: демонстрации протеста в Бразилии традиционно считаются одним из развлечений так называемых «бо-бо» (сокр. BOurgeois BOhemian – прим. пер.) – детей богатых, которым обычно нечем заняться и потому они любят раскрашивать лицо и громко кричать на улицах. И если демонстрации протеста в Бразилии зачастую рассматривают под этим углом, то это потому, что в определенной степени это правда. Большинство участников протестов – это достаточно успешные молодые люди из богатых (иногда очень богатых) семей – однако обычно придерживающиеся левых политических взглядов, хотя это и противоречит их социальному положению.

    Протестные лозунги рабочих движений XX-го века зачастую звучат из уст протестующих, которые даже внешне совсем не похожи на рабочих. Этот факт нередко становится объектом для насмешек наших масс-медиа, и такое отношение к протестующим затем усваивает большая часть населения страны, где фаталистический цинизм был поднят до уровня нормы.

    Однако позволю себе рассказать об одном интересном моменте: когда я участвовал в демонстрации «Движения 20 сентаво» (сокращенное название движения, требующего отменить повышение оплаты проезда на 20 сентаво), нас остановили возле железнодорожной станции Central do Brasil (которую вы, вероятно, знаете по одноименному фильму). До того момента демонстрация была исключительно мирной – настоящий праздник демократии. Большинство из нас действительно были студентами из состоятельных семей – но затем к нам присоединились люди из других социальных слоев – представители разных профессий, пенсионеры, малоимущие рабочие, возмущенные повышением оплаты. На демонстрацию в Рио-де-Жанейро очень редко выходит больше 200 человек, а тут нас собралось более двух тысяч – причем, людей из разных социальных классов. И тогда я осознал, что на этот раз что-то изменилось. Народ Бразилии стал просыпаться от длительного сна и выплескивать свою ярость.

    От былого спокойствия, царившего на мирной демонстрации, не осталось и следа. Подъехали спецподразделения полиции, весьма устрашающего вида: в черной униформе, с щитами и «не-смертельным» оружием. Полицейские стали выстраиваться перед нами. Наша группа остановилась. Песни протеста смолкли. Ситуация чем-то напоминала своеобразную дуэль из вестернов. И тут внезапно что-то произошло. К нам массово стали присоединяться люди, которые шли с железнодорожной станции – уличные торговцы, матери с детьми, подростки, уличные подростки, бродяги и нищие. Бедные и беднейшие слои населения Рио собирались со всех сторон и выстраивались между нами и шеренгой полиции. Через пару минут полиция открыла огонь, арестовав 40 участников демонстрации, в том числе и моего друга. Убегая от полиции и пытаясь скрыться на ближайшей станции метро, я увидел человека, истекавшего кровью – жертву «не-смертельного» оружия полиции.

    Подобного рода сцены повторялись множество раз – во всех городах, где люди имеют сейчас мужество возвысить свой голос и выступить против решения, принятого без каких-либо консультаций с населением, хотя оно и затрагивает непосредственно большинство людей. Авторитарный метод правления, защита интересов картеля компаний-перевозчиков – именно этим славится мэр Рио и многие другие влиятельные фигуры. В свою очередь, собственники компаний помогают проводить избирательные компании этих политических деятелей. И в результате мы видим, что государство игнорирует интересы людей, которые фактически становятся заложниками частных компаний, финансируемых за счет бюджетных средств.  Итог всего этого: плохое качество обслуживания, высокие цены и… восстание.

    А тем временем в Сан-Паулу полиция стреляла по демонстрантам, которые несли цветы. Буквально через пару дней в город запретили провозить уксус, потому что он может использоваться для борьбы с эффектом слезоточивого газа. Полицейские самовольно стали производить обыски для обнаружения уксуса. В штате Минас Жерайс в 2013-м году из-за проведения чемпионата на Кубок Конфедерации FIFA запрещены любые демонстрации. Депутаты парламента рассматривают проект закона, согласно которому любые демонстрации протеста во время проведения Чемпионата Мира по футболу в 2014-м году будут считаться «терроризмом», предполагая столь же суровое наказание.

    В Рио-де-Жанейро, после очередной стычки демонстрантов с полицией, происшедшей 16-го июня возле стадиона Маракана, некоторые из протестующих пытались укрыться в домах своих друзей – после чего полиция стала вторгаться в частные дома в поисках «преступников». После проведения таких полицейских рейдов стало ясно, что маска демократии падает, обнажая авторитаризм политического истеблишмента, укоренившегося в период военной диктатуры 1964-1985 – который закончился гнилым компромиссом, сблизившим тех, кто боролся за демократию с теми, кто ее подавлял.

    Символический альянс, заключенный в свое время между Лулой – героем рабочего движения 1970-1980 годов, – и Пауло Малуфом, последним кандидатом в президенты от сторонников стагнирующего режима военных (Пауло Малуф – бывший губернатор штата Сан-Паулу, разыскивается сейчас Интерполом по обвинению в краже из бюджета 10 миллионов долларов – прим. пер.), замечательно показывает, что политический класс нашей страны интересует лишь власть, как таковая – а, в сущности, у него нет реального политического проекта, который можно предложить народу. Однако, благодаря им, а также их сторожевым псам из полиции, «Движение 20 сентаво» становится массовым – поскольку оно дает нам возможность высказать то, что мы думаем и утверждать свое право говорить о том, что мы желаем жить при реальной демократии.

    Вот что происходит сейчас в Бразилии. Хотя, следует отметить, что эти события не ограничиваются лишь Бразилией – это глобальная борьба против всех диктаторов – будь они хоть из будь они хоть из какой «партии единства», хоть из Москвы, хоть ставленниками капитала. Все части нашего мира уже взаимосвязаны – и настолько же взаимосвязанным будет глобальное сопротивление всем, кто считает, что может управлять нами при помощи приказов. В Бразилии сейчас зима, но, образно говоря, мы переживаем «весну» народной мобилизации, сопротивления и борьбы с несправедливостью. Надеюсь, эта «весна» будет развиваться и дальше – иначе она может оказаться последней весной перед наступлением вечной зимы.

    Франко А.

    Roarmag

    Перевод Дмитрия Колесника

    Читайте по теме:

    Андрей Манчук. Нечего терять. Протесты «евростроителей»

    Брайан Мартин. Десять причин противостоять олимпиаде

    Алексей Тарханов. Интервью с Оскаром Нимейером

    Андрей Манчук. Бараки «Олимпийского» 

    Марк Пэрримэн. Внутри фан-зоны

    Федор Ширяев. Зачем нужна международная солидарность?

    Баррикады Стамбула

    Андрей МанчукПочему Майдан – не Таксим

    Турецкая весна?

    Александр Иванов. Парк Гези. Театральная постановка

    Клаудиа Лютер. «Едва касаясь земли»


    2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал