«Я сам видел, как на людей падали кирпичи»«Я сам видел, как на людей падали кирпичи»«Я сам видел, как на людей падали кирпичи»
Пряма мова

«Я сам видел, как на людей падали кирпичи»

А.Манчук, Д.Левін
«Я сам видел, как на людей падали кирпичи»
Представьте себе, как тяжело с работой на родине этих людей, если они готовы вкалывать в таких условиях и за такие деньги

15.02.2013

От редакции: LIVA.com.ua продолжает серию публикаций о положении украинских трудовых мигрантов, и об их борьбе за свои социальные и трудовые права. Виталий Махинько, лидер профсоюза «Серп и молот», который специализируется на защите прав строителей-«заробитчан» из различных регионов Украины, подробно рассказывает о том, в каких условиях живут и работают представители одной из самых бесправных и угнетенных категорий современного украинского общества.  


– Виталий, расскажите, как вы дали название вашему профсоюзу?

– Когда формировался наш профсоюз, мы некоторое время работали без названия. Потом однажды работодатели заявили на нас в милицию – они вообще это часто поначалу делали. После этого встал вопрос о том, что надо регистрироваться де-юре. Я очень долго думал, как нам себя обозначить? Как позиционировать профсоюз так, чтобы его название запомнили люди? И я понял, что профсоюзу городских рабочих, среди которых много бывших селян, подойдет название «Серп и молот». Правильные ассоциации сразу же возникают.

 – А члены профсоюза были за эту символику – или против?

– Им было «по барабану», честно говоря. Наш опыт показывает – то, что это название якобы может не понравиться западноукраинцам – это всего лишь стереотип, и только.

Так вот, я попытался заняться регистрацией профсоюза. И вот тут у меня возникло огромное количество вопросов. Я в своей жизни регистрировал до десятка частных предприятий. Зарегистрировать предприятие – это для меня раз плюнуть, а вот регистрация профсоюза – вопреки тому, что это считается очень простым делом, – все-таки, немалая проблема. И я пришел к выводу, что, наверное, нам было бы правильнее найти единомышленников в уже созданном профсоюзе, и объединиться с ними.

Я общался с представителями практически всех значимых профсоюзов, которые были на слуху. Говорил им о нашем профсоюзе строителей-«заробитчан», но они отвечали: «Нет, нам это не интересно, у нас другие задачи». Затем я познакомился с Олегом Верником, мы с ним пообщались, ему моя идея понравилась. И мы договорились, что я регистрирую организацию при профсоюзе «Захист праці». И когда мы сидели с ним, разговаривали в Макдональдсе, он спрашивает: «Какое будет название профсоюза?» Я говорю: «Не знаю, какое придумать. Вот у меня только символика есть – серп и молот». Он отвечает: «Слушай, так пускай и название будет «Серп и молот». Вот так и получилось.

– А какова численность вашего профсоюза?

– Поначалу в нем был только я. А на сегодняшний момент у нас состоит более тысячи человек.

– Только в Киеве, или в других городах?

– У нас развивается структура профсоюза, открыты представительства в Кировоградской, Черкасской, Тернопольской областях, есть представители в Ровенской, Днепропетровской, Житомирской и Сумской областях. В прошлом году приходилось неоднократно выезжать в Россию, для защиты наших рабочих, а в этом году мы будем пробовать как-то легализоваться в этой стране, чтобы иметь там своего постоянного представителя. Также наш представитель пару раз выезжал в Польшу, чтобы защищать членов нашего профсоюза.

Но основная часть активистов хоть и не киевляне, но работают в Киеве. Ведь строят сейчас, главным, образом, здесь. В остальной Украине все умирает. Все столичные объекты возводят «заробитчане».

Интересная ситуация сложилась в Москве – ко мне обратились за помощью двое рабочих из Белорусии и еще один из Молдовы, которые работали вместе с нашими рабочими. Удалось за компанию помочь и им.

– Из каких регионов приезжают рабочие?

– Практически со всей территории Украины. Много западных украинцев, но немало и представителей остальных регионов.

– В каких сферах они трудоустраиваются?

Мужчины на стройке. Хотя женщины там тоже работают – их около 5-10% от общего числа строительных работников. Но в основной массе женщины становятся продавцами. Кое-кто идет в уборщики, кто-то устраивается рабочими в коммунальные службы, или работает водителем на маршрутках. По сути, «заробитчане» в Киеве везде есть. Но в основном это стройка и торговля.

– А есть ли несовершеннолетние работники? Приезжают они на заработки?

– Бывают на стройках семнадцатилетние – но сейчас их часто за детей не считают. Есть нечего в семье – бросай школу, иди зарабатывай. А работодатель может на такое сквозь пальцы смотреть. Подростку ведь и платить можно меньше, и обсчитать его легче.

– Работают ли на стройках иностранные мигранты?

– Есть армяне, грузины, молдаване – но их всегда было очень немного, и в связи с кризисом их тут вообще почти не осталось.

– А как обычно нанимаются на работу мигранты?

– Через знакомых и по рекламным объявлениям. Бывают люди, которые читают в газетах вроде «Пропоную работу» о сказочной зарплате 350 гривень в день, бросают все, приезжают в Киев – а потом их обманывают, естественно. Некоторые из них приходят к нам, говорят – помогите.

Но здесь мы уже продвинулись достаточно хорошо, я знаю по Киеву многих хозяев этих «шарашкиных контор», они знают меня – и если кидают кого-то из членов профсоюза, или кто-то обращается к нам со стороны, я звоню хозяину и говорю: «ребята, вы сегодня нашего человека кинули». «Хорошо, Виталик, дай его фамилию, пусть приезжает сюда, мы ему отдадим деньги». Можно перекрыть кислород всем этим липовым компаниям, но это задача прокуратуры, милиции.

Как вы уже поняли, главная проблема в том, что основная масса «заробитчан», как правило, устраивается на работу нелегально, и находится вне поля действия КЗоТа. Про КЗоТ в этой сфере даже не слыхали, его никто не знает и никто им не пользуется – ни наемные работники, ни их начальники-наниматели. Официально на работу никого не оформляют, а если и подписывают какие-то договора, то такие, что с ними можно в туалет идти. Трудовые соглашения, которые соответствовали бы трудовому законодательству, почти не подписывают. Работодатели убеждают наивных людей, что у них есть трудовое соглашение – дай, мол, свой паспорт, трудовую книжку, теперь вот эту бумажку подпиши. Когда же обманутые рабочие начинают в это все вчитываются, то понимают, что зарплату по такому соглашению получить нереально.

Поэтому, когда строители спрашивают меня насчет подписания договора, я говорю – лучше ничего не подписывать. Настоящий трудовой договор все равно ни один работодатель на стройке не подпишет. Все договора имеют гражданско-правовой статус – а с гражданско-правовым соглашением можно в милицию и прокуратуру даже не обращаться. Нужно выводить эти дела в плоскость уголовного права.

Конечно, когда люди приезжают в Киев и им нужно быстро найти работу, они на такие моменты внимания не обращают. Но я советую снять на камеру, как вы работаете на этой стройке. А потом «закосите под дурачка», подойдите к начальнику – пусть напишет вам на листке бумаги, по какой расценке вы работаете. Дальше нужно попросить, чтобы вас официально оформили на работу – вам откажут, но нужно сделать так, чтобы это произошло при свидетелях из числа рабочих. Тогда, если вам не выплатят зарплату, будет доказательная база для прокуратуры – видео или фотосьемка, а также свидетели отказа официально принять вас на работу. И листочек с цифрами пригодится – для обоснования своей зарплаты.

Стоит также упомянуть полное бездействие прокуратуры и инспекции по труду в вопросах нарушения трудового законодательства – они только отписки дают. Нам понадобилось полтора года борьбы и несколько митингов под городской прокуратурой, чтобы выстроить с ними рабочие отношения, чтобы они начали работать по всем нашим заявлениям. Сейчас на очереди инспекция по труду и городская милиция.

В каком наиболее резонансном трудовом конфликте участвовал ваш профсоюз?

– В аэропорту «Борисполь», на стройке терминала к Евро-2012. Ко мне обратилось четыре человека, трое из них уже были членами профсоюза – причем, со стажем полгода и более года. Говорят мне: «Вот мы месяц там поработали, зарплату не дают, аванс один раз по 100 гривен дали – и все». Я позвонил в офис директора фирмы, но секретарь с директором не соединяет. Тогда я подождал пару дней, подготовил официальное письмо, приехал к ним в офис и вручил секретарю.

Это утром было. А в обед приезжает на стройку директор фирмы, а с ним служебная машина, откуда выходят два человека. Подходят они к рабочим, достают документы сотрудников Киевского УБОПа и говорят: «Так… Что, зарплату вам надо, говорите? Сейчас вам наркоты в карманы насуем и посадим. Быстро пишите расписки, что никаких финансовых претензий к фирме не имеете».

Я когда в Киеве об этом узнал, сразу же обратился в прокуратуру, МВД, СБУ, подключил СМИ. В «Украинской правде» об этом случае написали. Началось расследование по разным линиям.

А выплатили людям долги?

– Нет, не выплатили. Точка еще не поставлена. Прокуратура возбудила уголовное дело, но только по факту того, что люди на стройке не были официально оформлены как работники. Они никак не хотели поднимать статью о невыплате заработной платы, а также полностью отказываются расследовать действия работников милиции. Директор фирмы пытался закрыть уголовное дело через суд. Он, мол, признает за собой вину, раскаивается, просит отпустить его на поруки. Судья: «Возражения есть?». Потерпевшие: «Ну, а как же зарплата?» Судья: «Сейчас идет предварительное слушание, материальный иск не рассматривается».

В итоге, мы подали апелляцию в прокуратуру. Апелляцию выиграли, дело направили повторно в суд первой инстанции. Полгода шел суд, и уголовное дело было закрыто в связи с вступлением нового УПК. Вопрос зарплаты суд рассматривать отказался. Мы вновь подали апелляцию и готовимся к проведению митинга под Администрацией президента.

Кроме того, мы участвовали в акциях поддержки других рабочих на объектах Евро-2012, которым были должны их зарплату.

Обман рабочих-мигрантов – это обычная практика для работодателей?

– Есть стройки, где платят зарплату и где не платят. Но даже если ее платят, не факт, что она попадет к рабочим. Вот, «К.А.Н». – там, как будто, стараются вовремя платить. Отработала бригада каменщиков, зарплату выделили на объем работ – а распределением занимались прорабы, и распределили так, что они и приближенные люди получили огромные зарплаты, а остальные рабочие получили копейки. Я общаюсь с директором по персоналу, а он жалуется: «Ну чего же люди уходят? Мы же платим! И самые высокие расценки в Киеве. А люди каждый месяц пришли-ушли, пришли-ушли».

Как обстоят дела с соблюдением техники безопасности на стройках и травматизмом рабочих?

– Ну вот, к примеру – когда строили «Олимпийский», я общался с главным инженером стадиона по телефону. Рассказал ему, что курс техники безопасности там практически никто не проходит, а людей нанимают субподрядчики, и если случится несчастный случай, то руководство даже не идентифицирует этого человека. Он мне отвечает: «Нет у нас такого». – «Слушайте, давайте я завтра приведу этих людей». – «Нет, не надо».

Кто-то ведет статистику несчастных случаев на киевских стройках?

– Нет. Да и нереально их всех подсчитать. Я своими глазами видел, как кирпичи летели с двадцатого этажа вниз, падая возле людей. Краном поднимали кирпичи, поддон опрокинулся, кирпичи летят вниз, а внизу сидят люди. И одному кирпич попадает по ноге. Кстати, там даже каски не у всех рабочих были.

Я как раз разговаривал с главным инженером стройки. Он вызывал прораба, обматерил его, и говорит: «слушай, там одному вроде по ноге попало. Глянь пойди, разберись – живой хоть он, или нет». Прораб давай искать, кому попало по ноге. Ищет-ищет – а мужик уже переоделся, и выходит, хромая. А раз ходить может, значит все, пусть себе идет – никому до него дела нет.

Это реально на моих глазах было. Потом на этой же стройке убился человек, в лифтовую шахту упал.

На какие средства существует профсоюз? Его члены выплачивают взносы?

– Я собираю пожертвования. На работу профсоюза постоянно нужны средства. Даже апелляцию в суд подать – на это сто долларов надо. Периодически нам помогают пожертвованиями.

Что же касается взносов – мы пришли к выводу, что каждый должен платить сколько может. 5 гривень – хорошо, 10 гривень – тоже. Все у нас платят по своему усмотрению.

Я говорю нашим людям так: «мы помогаем вам, но у вас к нам тоже есть обязательства – периодически участвовать в наших протестных акциях». Таким образом, на сегодня я могу вывести на улицу десятки людей. А иногда – и сотни, без копейки вложенных денег. Считаю, что это достаточно серьезный результат. Мы независимы, нас никто не финансирует и не спонсирует, а можем вывести людей больше чем у Юльки под судом проплаченных стояло.

Какой средний уровень зарплаты строителей-«заробитчан» на стройках в Киеве?

– Я сейчас скажу, и вы ахнете. На некоторых стройках люди вообще не получают зарплаты. Ну, вот так – люди приехали, поработали месяц и уехали. Без денег.

Бросили работу, потому что не видели смысла продолжать?

– Да. Или им просто сказали, что денег нет, зарплаты не будет. Поэтому уровень зарплаты в этой отрасли начинается от нуля. А максимальный уровень – это от 4 до 5 тысяч гривен. У нас есть квалифицированная бригада каменщиков, из двадцати человек. Они вчера закрывали зарплату, и получилось по 3600 гривен в среднем на человека. Это квалифицированные каменщики, работали они даже зимой, при температуре –20. Обратите внимание – далеко не все стройки стояли во время таких морозов. На некоторых участках людей и в такой холод выгоняли.

Ну а теперь посмотрим арифметику рабочего-заробитчанина: 3600 гривень зарплаты – если ее выплатят, да еще вовремя – минус 450 гривень за самое дешевое и паршивое жилье, минус расходы на питание и на самое необходимое. В итоге у человека остается на руках где-то 2000 гривень чистыми. Это за такой тяжелый, опасный, каторжный труд.

Представьте себе, как тяжело с работой на родине этих людей, если они готовы вкалывать в таких условиях и за такие деньги.

Мы писали о нелегальных общежитиях для приезжих рабочих, с антисанитарией и по настоящему скотскими условиями жизни…

– На некоторых стройках есть временное жилье, и его даже предоставляют бесплатно. Но я лучше бы жил где-то за деньги, чем жить там. Я когда-то видел по телевизору сюжет из Москвы, как там живут рабочие-таджики… И я вам скажу, что у нас на стройках условия ничуть не лучше. Есть грязные вагончики, а бывает такое, что холодном подвале строящегося дома сбивают нары, и люди там живут на песке, как в норах.

Короче говоря, условия жизни «заробитчан» просто ужасны. Я когда этим занялся и все это увидел, был в настоящем шоке. А сейчас я уже почти ничему не удивляюсь. Американских рабов на плантациях хотя бы кормили, покупали им одежду. А сейчас у нас такие же рабы. Но они сами приходят, а платят им столько, чтобы поели и оделись.

А кризис сократил в Киеве число приезжих рабочих?

– Нет. Хотя кое-кто и уехал, конечно. Наоборот, на всех стройках сейчас дефицит рабочих – потому что люди приходят, начинают работать там, где вроде нормально платят, не получают зарплату – и идут на другую стройку. А там то же самое. Рабочие вот собрались у меня и говорят: «Помоги нам найти работу в России, все-таки там тысячу долларов можно заработать»…

Существует ли милицейский рэкет по отношению к «заробитчанам»?

– Эти занимается милиция в метро. Я даже работникам внутренней безопасности МВД об этом говорил, когда они занимались бориспольским инцидентом. Когда «заробитчанин» приезжает в Киев, по нему видно, что он из села. Вот такие люди и привлекают внимание милиции – на метро «Вокзальная», «Святошин», «Житомирская», «Харьковская», «Лесная». Начинают его запугивать – «а ну давай документы, а что это у тебя в сумке?»

На каком основании?

– Зачастую этот «заробитчанин» видел только участкового у себя в селе. А тут он приехал в чужой, большой город, не знает своих  прав – что он будет доказывать что-то? Некоторые милиционеры говорят напрямую: «Давай 50 гривень, и иди».

Знаю немало таких случаев. Одного рабочего «тормознули» в метро, отвели в участок на одной из станций и начали проверять карманы. Был такой случай, когда ко мне ехал рабочий, я его ждал, а он опоздал – на метро «Житомирская» это было. Было у него с собой 300 гривень, и сотню пришлось ментам отдать, чтоб отпустили. Я общался об этом с их внутренней службой безопасности, а он говорит: «если такое случается, то нужно вызывать милицию».

Беседовали Андрей Манчук и Денис Левин       

Читайте по теме:

Георгий Эрман. «Четвертая волна» украинской миграции

Илья МатвеевПрописка и капитализм

Андрей МанчукБараки «Олимпийского»

Артем КирпиченокВечный гастарбайтер

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Михаил РезникДень Гнева

Іван ФранкоЕмігранти

Андрей МанчукНечего терять. Протесты «евростроителей» 

Дмитрий КолесникStrawberry fields для «Middle class»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал