Донецк: военная зона

Донецк: военная зона

Галина Мокрушина
Донецк: военная зона
«Донбасс выступает против неолиберального капитализма, который уничтожает промышленность и сельское хозяйство. Он сможет вернуться только в федеративную Украину и только если киевское правительство проведет «де-нацификацию»

Тегі матеріалу: україна, колесник, війна, срср-ex, змі, нацизм
30 апреля 2015

С 13 апреля по 17 апреля 2015 года, я участвовала в пресс-туре на Донбасс, регион на востоке Украине, раздираемый вооруженным конфликтом между украинскими войсками и местными повстанцами. Народ Донбасса (в состав региона входят Донецкая и Луганская области) в прошлом году восстал против навязываемой киевским правительством интеграции с Евросоюзом, а также против новой версии истории и официальной идеологии, основанной на радикальном украинском национализме, который ограничивает демократические права граждан.

Донбасс всегда был преимущественно пролетарским регионом, культурно и экономически интегрированным с другими регионами бывшего СССР. Когда в феврале 2014 года так называемая «революция» Евромайдана свергла президента Виктора Януковича, Донбасс не принял новое правительство, как и насилие, при помощи которого оно пришла к власти.

Донбасс не видел себя в этом поддержанном извне перевороте, который в западных и украинских СМИ называли народным восстанием против «коррумпированного диктатора». Донбасс ответил на это протестами и требованиями провести референдум о будущем региона. Киев ответил на эти законные требования, начав военную «антитеррористическую» операцию против собственного народа в апреле 2014 года.

И я своими глазами увидела, кто такие эти «террористы» Донецка – это люди, которые до этой братоубийственной войны были мелкими бизнесменами, шахтерами, преподавателями вузов, инженерами, охранниками и так далее. После того, как киевское правительство начало против них войну, они захотели построить в регионе нечто отличное от олигархического режима в Киеве – новое государство, свободное от коррупции и национализма. В Донецке и в Луганске, они создали новые политические субъекты с формирующимися правительственными структурами – Донецкую и Луганскую Народные Республики.

Перед ними сейчас стоит огромная и трудная задача. Украина блокирует любые поставки в мятежный регион. Россия политически не признает народные республики, но все же предоставляет им гуманитарную помощь. Я общалась с этими мужественными людьми в Донецке, которые, не смотря на все трудности, трудятся каждый день ради реализации своей мечты. Они создали собственную банковскую систему и с 1 апреля стали платить пенсии старикам. Студенты посещают местные университеты, дети ходят в школы, а разрушенная инфраструктура постепенно ремонтируется и восстанавливается. Их ресурсы ограничены, но люди из ДНР делают всё, что только возможно сделать при таких обстоятельствах.

Я общалась с пожилыми женщинами и мужчинами, живущих в квартирах и домах вблизи демаркационной линии прекращения огня, согласованного в Минске 12 февраля 2015 года. Их дома были повреждены взрывами бомб и снарядов, выпущенных со стороны украинской армии. Это люди, у которых нет ни родственников в какой-нибудь безопасной зоне, ни материальных средств, чтобы куда-то переехать. Те, у кого были возможности, уехали из Донецка либо в другие регионы Украины, либо в Россию. От населения этого миллионного города здесь сейчас осталась примерно половина жителей. Но некоторые уже возвращаются в надежде, что война прекратится.

Донбасс пытается вернуться к нормальной жизни. Однако по всему городу можно заметить признаки того, что война может возобновиться в любую минуту. Вооруженная охрана возле всех важных административных зданий. Комендантский час с 11 вечера до 6 утра. Нашу делегацию повсюду сопровождали три депутата донецкого парламента и два человека из местной самообороны.

Они провели нас по западным окраинам Донецка, вдоль демаркационной линии, где дома серьезно повреждены обстрелами украинской армии. Я смотрела на зияющие окна школы, выбитые в результате обстрелов, вероятно, прошлым летом, когда боевые действия здесь были в самом разгаре. Во дворе школы мои коллеги собирали осколки снарядов. И тут я ощутила глубокую печаль. Я подумала: вот я стою на могиле той Украины, которую я знала прежде.

Назад дороги нет. Донбасс не хочет быть частью той Украины, которая прославляет украинских националистов, сотрудничавших с нацистской Германией во время Второй Мировой Войны и против которых воевала Советская Армия, здесь настроены против неолиберального капитализма, который уничтожает украинскую промышленность и сельское хозяйство. Донбасс сможет вернуться только в федеративную Украину и только если киевское правительство проведет то, что население Донбасса называет «де-нацификацией». К сожалению, это вряд ли произойдет. Цивилизованный развод – это лучшее решение для такого вооруженного конфликта.

Канада же оказывает военную поддержку Киеву. Канаде стоило бы вместо этого вспомнить о своем опыте в миротворчестве и переговорах – и, соответственно, оказывать давление на Киев, чтобы тот выполнил обязательства, взятые на себя по соглашению о прекращении огня, которое было подписано киевским правительством с представителями Луганска и Донецка 12 февраля.

Галина Мокрушина

Counterpunch

Перевод Дмитрия Колесника

 Читайте по теме: 

Роджер Эннис. В зоне боевых действий

Галина Мокрушина. За что воюют украинцы?

Егор Воронов. "Шин Фейн для Донбасса"

Андрей МанчукКого убили в Донецке

Юлія Малькіна. Іменем любові, здавайтеся

Андрей Манчук«Донбассофобия»

Всеволод Петровский. Загляни в свое зеркало, Майдан

Иван ЗеленскийУкраинец, житель Донбасса

Илья Знаменский. Откуда берутся сепаратисты?

Андрей МанчукДонбасс, бандиты и олигархи

Андрей ЛиховодПереводчица

Андрій Мовчан. Єдина країна, чи єдність трудящих?

Егор ВороновБес гуманизма

Андрій Мовчан. «Двометровий горизонт»

Бермет БорубаеваТакси на Украину

Андрей МанчукОгни Евросоюза



Донецк: военная зона



Донецк: военная зона
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал