Не забудем Ленинград, переживем Газу Не забудем Ленинград, переживем Газу Не забудем Ленинград, переживем Газу
Світ

Не забудем Ленинград, переживем Газу

А.Башир, Э.Раппапорт
Не забудем Ленинград, переживем Газу
Годы блокады и войн оказывают своё пагубное влияние на всё: страдают люди, город, инфраструктура, земля, вода, деревья, животные, медицина, образование

22.12.2014

От редакции: Публикуя этот прекрасный текст о блокадах прошлого и нынешнего времени, с их катастрофическими социально-гуманитарными последствиями для многих поколений людей, мы не можем не провести очевидные параллели с тем, что происходит сейчас на Донбассе, где армия бомбит жилые кварталы, где власть открыто пытается проводить политику умиротворения голодом, лишая людей их пенсий и социальных выплат, а отряды правых боевиков демонстративно блокируют гуманитарные конвои. Многие жители постсоветских стран годами оставались равнодушными к трагедии Газы, считая, что блокада осталась где-то на страницах учебников о Второй мировой войне. Теперь мы смогли убедиться – это происходит здесь и сейчас.

В блокаде 
Время становится пространством, застывшим в собственной вечности,
В блокаде
Пространство становится временем, упустившим своё прошлое и будущее.

Махмуд Дарвиш

Мы встретились в социальных сетях во время нападения Израиля на Газу этим летом. Пока Айя пряталась от бомб в Газе, я, дочь ленинградской блокадницы, требовала окончания блокады Газы на демонстрациях в Тель Авиве. В отчаянии от невыносимого и бесконечного насилия мы решили вместе написать о «наших» блокадах.

Мы обнаружили, что я, выросшая на рассказах о городе, который нацисты пытались заморить голодом, и Айя, ныне переживающая семилетнюю блокаду в Газе, во многом понимаем друг друга без слов, и нам есть много, что сказать друг другу и миру.

С самого начала мы решили, что этот текст не будет проектом «нормализации» Оккупации: мы стремимся к ее скорейшему окончанию и верим в право палестинских беженцев на возвращение и в равенство всех жителей нашего региона – палестинцев и израильтян.

В Ленинграде, миллион жителей умерли от голода или были убиты во время его осады немецкими войсками в 1941-44 годах. В начале блокады разразился пожар на складах провизии, в сущности, оставив город без продовольствия. Одни ели домашних животных и трупы, другие соскабливали обои со стен, чтобы раздобыть клей из картофельного крахмала, который мог хоть немного утолить голод. Умерших хоронили в общих могилах. Мой дед там и остался – в братской могиле на Пискаревском кладбище. Маму, ее братьев и бабушку вывезли из города по «Дороге Жизни», проходившей по заледеневшему озеру Ладоге.

Такие трагедии, как Блокада Ленинграда, послужили поводом к составлению Женевской Конвенции, которая содержит правила о том, как надлежит обращаться с гражданским населением во время военных действий. Женевскую Конвенцию подписал и Израиль. Хотя международные законы не запрещают осаду в течение вооружённого конфликта, они категорически запрещают коллективное наказание граждан. Блокада Газы признана видом коллективного наказания и объявлена незаконной Международным Комитетом Красного Креста и другими международными организациями. Увы, положения Женевской Конвенции в Газе не выполняются.

В отличие от блокадного Ленинграда, жители Газы не умирают от голода. Но и в Газе, блокада которой длится вот уже 7 лет, жизнь сведена к выживанию. Экономическое развитие и торговля задушены, и жители зависят от гуманитарной помощи. Культурная жизнь чахнет, так как у большинства людей нет ни ресурсов, ни душевных сил для чего-либо, помимо повседневных нужд. Айя рассказала, что получила в Газе первую степень по английской литературе, не приобретя ни одной книги – книги, как и другие товары, не считающиеся гуманитарными, в Газу не ввозятся, в библиотеках и книжных магазинах их тоже уже не осталось, и преподаватели посылают студентов делать копии или искать тексты в интернете. В отличие от ленинградской блокады, блокада Газы происходит без обьявления войны. И хотя в секторе действуют вооруженные группировки, у палестинцев нет организованной армии, которая могла бы бороться за ее окончание. Поэтому надежды на будущее у жителей Газы немного.

В самом начале блокады, израильское официальное лицо сделало следущее заявление: «Это будет вроде приема у диетолога. Надо, чтобы они сильно похудели, но при этом не умерли». Израильское министерство здравоохранения установило, что жителям Газы полагается в среднем 2,279 калорий в день. Были также установлены ограничения на продукты питания: например, шоколад и петрушку в Газу ввозить запретили. Под давлением Евросоюза запрет на петрушку был отменен в 2010-м году. Айя утверждает, что на практике разрешают ввозить меньше половины того, что полагается по нормам минздрава.

В отличие от оккупированного Западного Берега, куда я, как израильтянка, могу незаконно или полузаконно (в завимости от места) проникнуть, израильские власти не допускают в Газу собственных граждан. Иностранные журналисты, которые ведут оттуда репортажи, предпочитают концентрироваться на политических вопросах, в то время как организации по оказанию гуманитарной помощи сообщают только о наиболее неотложных гуманитарных проблемах. В результате, понять, что там на самом деле происходит, очень сложно. То, что израильтяне ничего не знают о лишениях, претерпеваемых жителями Газы – это часть блокады, и часть того, что делает возможной ее продолжение.

То, что происходит в Газе, останется травмой для многих поколений ее жителей. Не только нынешнее поколение вынуждено справляться с непрекращающимися атаками и осадой, но и потомки будут нести эту травму в душе – как случилось с семьями ленинградцев, переживших блокаду. В годы после Второй мировой войны ленинградцы старались донести всю трагедию происшедшего до окружающего мира, сделать так, чтобы из неё были сделаны правильные выводы. В 2009-м году евреи-жители Ленинграда, пережившие блокаду, были признаны Германией как выжившие в Холокосте и получили финансовые компенсации.

Немецкая армия пыталась сломить ленинградцев лишениями, вместо того, чтобы нападать прямо. Нам кажется, что политика Израиля в Газе совмещает обе эти тактики: жителей на протяжении долгих лет лишают самого необходимого, а время от времени атакуют напрямик. Израиль атаковал Газу трижды за минувшие 6 лет. Последнее нападение, которое состоялось летом 2014-ого года, было особенно жестоким: израильская армия целенаправленно бомбила жилые дома, ровняя с землей целые жилые районы. В Газе нет бомоубежищ, плотность населения огромная и убежать невозможно, так как на время израильских военных операций сектор закрывается герметически. Погибло более 2000 человек, большинство из них мирные жители, включая 519 детей, и более 10,000 было ранено. Во время пятидесятидневной атаки доступ к питьевой воде был ограничен, а электричество поставлялось 2 часа в сутки; в нескольких случаях массового кровопролития раненых не приезжали спасать: израильская армия упорно атаковала машины скорой помощи Красного Креста, и там не были готовы подвергать риску своих работников.

Годы блокады и войн оказывают своё пагубное влияние на всё:  страдают люди, город,  инфраструктура, земля, вода, деревья, животные, медицина, образование, религиозная и духовная жизнь. Даже единственная электростанция в Газе была частично разрушена. И все это не внове для палестинцев: история Газы знала массовые убийства, десятилетия систематических этнических чисток, 47 лет военной оккупации, насильственные переселения с 1948 года. Сегодня 80 процентов палестинцев в Газе – это беженцы, покинувшие свои города и деревни, располагающиеся на территории нынешнего Израиля, чтобы спасти свою жизнь. Те, кто пережили ленинградскую блокаду, получили признание и льготы от советских и впоследствии российских властей, а в последние годы и компенсации от правительства Германии. Жители Газы, как и палестинцы Западного Берега, не имеют пока даже своего государства.

Зачастую израильская и западная пресса рисует жителей Газы «человеческими щитами», которых Хамас и другие вооруженные группировки цинично используют в своих целях. Но если посмотреть на историю ленинградской блокады – сами условия блокады стирают четкие границы между армией и гражданским населением. В Ленинграде, несмотря на наличие мощной советской армии, мирные жители, включая женщин и детей, были задействованы на производстве оружия и строили противотанковые установки – значит ли это, что и они были «человескими щитами»? Блокада настолько невыносима для гражданского населения, что жители готовы предоставить любую помощь и поддержку любой армии или боевой группировке, готовой бороться за ее снятие, и никаких других требований не предьявляют к тем, кто за них воюет – все остальное отступает на второй план.

Обидно, что единственный способ выражения недовольства жителями Газы, на который Израиль и международное сообщество обращают внимание – это ракетный огонь. Палестинцев, которые сопротивляются блокаде и Оккупации ненасильственно, мир предпочитает не слышать и не замечать. Но мы-то их знаем, слышим и видим, что многие в Газе борются за собственное достоинство и справедливость ненасильственными методами. Айя, к примеру, является активисткой палестинского движения ВDS – Boycott, Divestment and Sanctions, которое призывает мировое сообщество к экономическому давлению на государство Израиль, пока оно не прекратит Оккупацию. Международный экономический бойкот был ранее эффективно использован в борьбе за прекращение апартеида в Южной Африке.

Нас возмущает – повторяющееся, нескончаемое варварское использование блокады как военной стратегии и вопиющая неспособность международного сообщества настоять на соблюдении своих собственных договоров, подписанных кровью миллионов. Газе нужны не грузовики с гуманитарной помощью и не очередные многомиллиардные пожертвования на восстановление зданий и районов, которые через год-два снова будут разрушены, а политическое решение и признание. Только когда травма и несправедливость будут признаны, как это произошло в случае Ленинграда, невыносимая своей бесконечностью блокада Газы станет, наконец, историей, время найдет свое прошлое и будущее и завершится вечность, о которой писал Дарвиш.

Айя Башир, Эстер Раппапорт

Перевод Аси Зиневич

Эта статья была впервые опубликована на английском и на арабском на сайте Al-shabaka.org

Читайте по теме:

Артем Кирпиченок. Две войны. Украина и Израиль

Наом Шиаф. Плоды правой политики

Ноам ХомскийИзраиль. Предупреждение о цунами

Михаил Урицкий«Норма» насилия

Артем КирпиченокПисьмо Натаниягу

Крис ХеджесВсе мы будем на месте жителей Газы

Артем КирпиченокПутешествие в кибуц

Константин Бенюмов. «Флотилия бросает вызов блокаде»

Артем Кирпиченок. Маджал-Аскалон. Забытая история

Євген Жутовський. «Медицинские туристы»

Артем Кирпиченок. Израильские протесты. Второе лето

Евгений Жутовский«Контролируемая рождаемость»

Артем КирпиченокВосточные евреи в Израиле


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал