Последний бастион. Пенсионная реформа в РоссииПоследний бастион. Пенсионная реформа в РоссииПоследний бастион. Пенсионная реформа в России
Політика

Последний бастион. Пенсионная реформа в России

Олексій Сахнін
Последний бастион. Пенсионная реформа в России
Правительство полно решимости провести эту антисоциальную реформу в жизнь

31.07.2018

После триумфальной победы на выборах новое-старое правительство Путина и Медведева инициировало крупнейшую социальную реформу десятилетия – повышение пенсионного возраста.

Надо сказать, что эта тема всегда была для России крайне болезненной. Разговоры о необходимости повышения пенсионного возраста уже два десятилетия ведутся в либеральных, оппозиционных и околовластных кругах. Но власть опасалась идти на этот шаг из-за его исключительной непопулярности в народе. И Путин лично несколько раз обещал: «пока я буду президентом, возраст выхода на пенсию повышаться не будет».

Относительно ранний выход на пенсию воспринимается в России как последний бастион социальных завоеваний советского времени. Согласно социологическим опросам, более 90% россиян выступают категорически против повышения пенсионного возраста. И здесь сразу же обнаружилось полное банкротство официозной пропаганды. Несмотря на усилия всех каналов и лояльных правительству СМИ, общественное мнение резко настроено в этом вопросе против правительства. Рейтинг Путина быстро упал на 15%, чего не было за весь период его правления, а рейтинг Медведева и вовсе опустился ниже значений антирейтинга.

Несмотря на это, правящая верхушка, олигархи, высшая бюрократия и либеральные эксперты единодушны в стремлении навязать стране повышение пенсионного возраста. При этом, ее предлагают в самом жёстком виде: для мужчин возраст выхода на пенсию повышается с 60 до 65 лет, а для женщин – с 55 до 63. Характерно, что хотя российская пропаганда поставлено делает упор на противостоянии с США и Европой, рассказывая что Россия строит более моральную и гуманную общественную модель, солидарные в этом вопросе правительственные пропагандисты и либеральные эксперты дружно ссылаются именно на опыт Запада, утверждая что повышению пенсионного возраста нет никакой альтернативы.

Это очевидная ложь. Средняя продолжительность жизни в России едва достигла советского уровня в 72 года, что на 10 лет меньше чем, например, в Швеции – а у мужчин она составляет всего 66 лет – на год меньше нового пенсионного возраста. Но даже на Западе повышение пенсионного возраста вызвало массу протестов и острые критические дискуссии. Как отмечает профсоюзный thiknk-tank Katalys, разработчики аналогичной реформы в Швеции поставили во главу угла исключительно финансовую стабильность, пожертвовав защитой труда. По мнению авторов доклада, повышение возраста выхода на пенсию приведет к ускорению роста неравенства в шведском обществе, а также к тому, что выходцы из бедных слоев будут работать дольше, чем выходцы из элиты – фактически обеспечивая благосостояние паразитарных верхов.

В Российской Федерации эта проблема стоит сегодня еще острее. По данным руководства Конфедерации труда России и независимых профсоюзов, уже к 2034 году реформа приведет к появлению 15,3 млн дополнительных безработных. Миллионы людей предпенсионного возраста вряд ли найдут себе место на сжимающемся из-за автоматизации рынке труда, а их возможности пройти переквалификацию ничтожно малы. В свою очередь, это приведет к резкой девальвации рабочей силы в масштабе целой страны и к неуклонному падению качества жизни – для всех, кроме олигархии и связанных с нею групп.

Резкое повышение пенсионного возраста также поставит крест на перспективах технической модернизации – поскольку в условиях избытка дешёвой неквалифицированной рабочей силы у предприятий не будет стимула инвестировать в модернизацию производства. По оценкам экспертов Райффайзенбанка, нынешняя редакция реформы может привести не только к сокращению доходов населения, но и к падению ВВП России на 3% к тому же самому 2034 году – вместо обещанного правительством роста почти вдвое.

Тем не менее, правительство полно решимости провести эту антисоциальную реформу в жизнь. В экспертных кругах циркулировали слухи, что этот шаг планировался ещё в 2012 году, когда Путин впервые получил 6-летний президентский мандат. Но тогда выборы прошли на фоне массового протестного движения, и радикальная неолиберальная реформа могла склонить чашу весов в пользу уличной оппозиции. Режим отступил, и даже пошел на ряд шагов в духе социального популизма, сформулированных в известных «майских указах». В итоге это позволило изолировать протестующих в крупных городах, лишив их поддержки рабочего класса.

Однако теперь правящая олигархия чувствует себя более уверенно – оппозиция разгромлена, большинство сплочено вокруг власти в противостоянии с Западом, а за плечами у Путина электоральный триумф. Что и позволило власти решиться на эту крайне непопулярную меру.

Впрочем, правительство предусмотрительно подстраховалось: реформа была анонсирована не просто в сезон летних отпусков, а в дни чемпионата мира по футболу, когда вся страна следила за спортивными новостями. Кроме того, в течение полутора месяцев во всех крупных городах, где проходили в июне и июле футбольные матчи, были запрещены массовые акции протеста – разумеется, исключительно по «соображениям безопасности». Этот простой и лицемерный прием сработал лишь отчасти: акции протеста все-таки прокатились по стране – а во многих городах, где их запретили власти, митинги проходили несанкционированно, с задержаниями и арестами. 

Конечно, пока это движение не достигло по-настоящему опасной для властей массовости – но ситуация уже довольно серьезная. Важно помнить, что самое массовое движение протеста за 18 лет правления Путина также было вызвано чисто социальными причинами. В 2005 году правительство провело так называемую «монетизацию льгот», когда натуральные льготы – бесплатный проезд в транспорте, бесплатные лекарства, право на скидки по оплате жилья или санаторно-курортного обслуживания для пенсионеров, студентов, сельских учителей и военных – в духе монетаризма заменялись на денежные выплаты. Тогда на улицы городов вышли миллионы протестующих – по разным оценкам их число составило от 3 до 10 млн человек – ситуация подошла к критической черте, и режим вынужден был отступить, фактически отказавшись от этой принципиально важной для власти реформы.

Именно это поражение в противостоянии с улицей вызвало последовательное сворачивание демократических прав, отмену выборов губернаторов, ужесточение контроля за партийным строительством и выборами – и общее строительство «мягкого авторитаризма», ставшего впоследствии брендом путинского режима.

Сейчас ситуация может быть даже опаснее. Во-первых, в 2005 году на прочность режима работала выгодная конъюнктура мирового рынка, когда нефть и газ, главные экспортные товары страны дорожали на 20-30$ в год, принося в бюджет огромные доходы и позволяя правительству маневрировать во внутренней политике. Сегодня же Россия, как и весь мир, переживает кризис неолиберальной экономической модели, доходы населения падали четыре года подряд, а деньги в резервном фонде фактически исчерпались.

Серьезное влияние оказали и западные санкции против российских олигархов. Чтобы гарантировать лояльность с их стороны, правительство провело через Думу закон о том, что все потери российского бизнеса, связанные с санкциями Запада, будут компенсироваться из государственного бюджета. Фактически, путинская администрация собирается оплачивать олигархам все риски, и даже потенциальные издержки за счёт ограбленного народа, увеличивая пенсионный возраст для миллионов россиян на 5 (для мужчин) и на 8 (для женщин) лет. И в этом смысле, назревший конфликт носит характер классического противостояния «класс против класса».

Но есть и ещё одна угроза. Внешний триумф администрации на минувших выборах, когда Путин получил 78%голосов, может стать источником будущей опасности. На протяжении всей кампании, Администрация президента сосредоточила усилия на медийном и политическом подавлении кандидата от Компартии Павла Грудинина, который все же занял второе место с 12% голосов. Грудинин представлял влиятельную социальную силу в лице так называемых «красных директоров» – ту часть российской буржуазии, которая видит выход из сложившегося кризиса в кейнсианской политике, в реиндустриализации и расширении внутреннего потребления – а потому готова создавать коалицию с левыми партиями. Жесткий разгром умеренной оппозиции, которая долго искала компромисс с властью, надеясь заставить олигархию прислушаться, и учесть свои пожелания, может привести к глубокому расколу в правящем классе – что может придать социальному кризису характер политических потрясений.

Конфедерация труда России собрала более 2 млн подписей против реформы – и количество подписавших постоянно растет. Вокруг независимых профсоюзов возникла коалиция из социальных движений, левых партий и групп – они выступили инициаторами уличной кампании протеста, которая быстро набирает обороты. Даже правый популист Навальный, прежде открыто выступавший за повышение пенсионного возраста, теперь пытается представить себя в виде лидера этого движения, заявляя протестные акции против реформы.

Лояльные парламентские партии оппозиции оживились, и в основном поддерживают протестующих – ведь этот вопрос является слишком чувствительным для их избирателей. Так, в Саратовской областной думе депутат от КПРФ публично назвал законопроект «ограблением народа» – после чего против него было возбуждено уголовное дело. Но подобное сопротивление все равно нарастает. 8 губернаторов и 25 региональных парламентов отказались одобрить законопроект, и даже представители проправительственной «Единой России» часто саботирует непопулярную реформу на местах, из страха потерпеть поражение на региональных выборах. Как результат, центральные власти тратят все силы, чтобы сломить это сопротивление и призвать региональную элиту к порядку.

Одновременно с этим власти пытаются расколоть протестную коалицию, запугав или коррумпировав ее более умеренных участников, и изолировав радикальных противников с помощью пропаганды, запугивания и репрессий. Но если недовольство населения выльется на улицы, эта тактика может не сработать. И вполне возможно, осенью Россию ожидает полноценный социально-политический кризис.

Алексей Сахнин

Читать по теме:

Александр Матяш. Кризис капитализма и уличные столкновения

Луис Фрейтас. Кемерово: дело не в коррупции

Артем Кирпиченок. После выборов: время передышки

Сергей Вилков. За кого голосуют «вконтакте»?

Алексей Сахнин. Российские выборы: народ безмолствует

Айна Курманова. Танец курсантов: приговор консерватизму

Игорь Димитриев. О расстреле Романовых и либерализме

Юрий Латыш. Эпоха демодернизации

Фархад Измайлов. Калужский майдан господина Гудкова

Алексей Этманов«Надо заниматься политикой»

Георгий КомаровПроживем без «Дождя»

Сергей КозловскийСнос ларьков и сила привычки


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал