Армения: хроника социального протеста

Армения: хроника социального протеста


Давiд Арутюнов
Требования движения остаются неизменными – они ограничены социальным требованием отмены повышения цен на электроэнергию

Тегі матеріалу: кавказ, срср-ex, політики, криза, солідарність
26 июня 2015

Продолжающиеся в Армении протесты против подорожания цен на электроэнергию стали самыми крупными протестными акциями, имевшими место в стране за последние 7 лет. Они также сопровождались крупнейшими с 2008 года столкновениями сил безопасности с демонстрантами.

 

Повышение тарифов на электроэнергию было инициировано в мае компанией «Электрические сети Армении», входящей в российскую группу «ИНТЕР РАО ЕЭС». При этом, тарифы уже выросли в августе 2014 года. В широком смысле данные меры властей Армении являются элементом неолиберальной политики, направленной на решение нарастающих в стране экономических и энергетических проблем за счет трудящихся. Ситуация также обостряется тем, что помимо неолиберального экономического курса в проблеме повышения тарифов проявляется и внешняя зависимость периферийной армянской элиты от российской буржуазии. Планы по повышению тарифов сразу же вызвали массовое противодействие – сформированная в социальных сетях инициатива «Нет грабежу!» призвала к проведению акций протеста. Отметим, что для Армении подобный путь протестной мобилизации не является чем-то новым – в частности, ранее инициатива «Мы против» уже вынудила власти пересмотреть план неолиберальной реформы пенсионной системы.

Первый многотысячный митинг против повышения тарифов состоялся 27 мая и, по некоторым оценкам, число его участников превысило 5000 человек – что является большой цифрой для Армении в последние годы. Следующий митинг был намечен на 19 июня. В то же время 17 июня Комиссия по регулированию общественных услуг Армении приняла решение о повышении тарифов на 6,93 драма – или на 16% по отношению к прежней цене. Заседание комиссии прошло на фоне акции протеста, инициированной молодежными структурами националистической партии «Дашнакцутюн». Демонстранты забрасывали здание комиссии яйцами и помидорами, пытались прорваться в здание комиссии – и в результате стычки с полицией 6 человек были задержаны.

Акция протеста 19 июня также собрала тысячи участников. Инициативная группа заявила о начале двухдневной сидячей акции протеста на Площади Свободы у здания Оперного театра, после чего на 22 июня было намечено шествие к резиденции президента. Отметим, что крупные массовые акции протеста у резиденции президента происходят не часто –  как правило, политические партии их там не проводили. В силу того, что часть участников акции протеста была настроена на проведение шествия и митинга и решение о сидячей акции было неожиданным, количество ее участников в течении двух последующих дней колебалось от нескольких десятков до нескольких сотен. После проведения митинга полицейскими в гражданском были задержаны два активиста.

На данном этапе в движении выделилось несколько полюсов. В их числе – гражданские активисты, связанные с либеральными политическими силами – партией «Армянский национальный конгресс» экс-президента Левона Тер-Петросяна и партией «Наследие», а также представители молодежных органзаций указанных политических сил. Вторым полюсом стали активисты националистической организации «Учредительный парламент», в рядах которой также много бывших членов партии «Дашнакцутюн». Кроме того в протестах в индивидуальном порядке принимают участие некоторое количество членов «Дашнакцутюн». На митинге 19 июня также присутствовала группа анархистов со своей символикой.

После двухдневной сидячей акции протеста на Площади Свободы многотысячное шествие 22 июня направилось к резиденции президента. Шествие демонстрантов было остановлено полицейским оцеплением, перекрывшим начальный отрезок проспекта Баграмяна, на котором кроме резиденции президента расположены здания парламента, Конституционного суда и ряда иностранных посольств. Силы безопасности использовали водометы и были вооружены щитами и дубинками, однако на тот момент они не вступали в столкновения с митингующими, ограничиваясь тем, что перекрывали им дальнейший путь. После этого демонстранты перешли к сидячей акции протеста на проспекте Баграмяна, фактически его заблокировав.

В течение ночи продолжались бесплодные переговоры между полицией и митингующими, а участники акции обсуждали свои дальнейшие действия. В частности, они отвергли предложение освободить проспект Баграмяна и продолжить акцию протеста на Площади Свободы, а также предложение направить делегатов протестующих на встречу с президентом.

На рассвете 23 июня, к моменту, когда, по мнению полиции, численность протестующих достигла минимума (на то время численность участников акции составила несколько сотен человек), силы безопасности приступили к операции по разгону сидячей акции. Она была проведены в «лучших» традициях полицейского насилия 1990-2000-х годов. Особенностью действий полиции стало комбинированное применение водомета, подразделений спецназа и групп полицейских в штатском. Непосредственно за несколько минут до начала операции группы сотрудников полиции в штатском прошли с обеих сторон сидячей акции и развернулись в тылу протестующих. В результате центр Еревана стал местом охоты полицейских за демонстрантами. Полиция не только начала вытеснять их с проспекта Баграмяна, а продолжила преследование активистов до Площади Свободы, где пыталась укрыться часть демонстрантов. Здесь также имело место избиение протестующих, насилие применялось и к журналистам, у которых разбивали и отбирали камеры и носители информации. Итог полицейской операции – 237 задержанных, 25 человек обратились за медицинской помощью.

Решившись на намеренно жестокий и показательный разгон демонстрантов, полиция, очевидно, преследовала цель продемонстрировать свою силу и возможность терроризировать общество. Однако результат оказался прямо противоположным. В тот же день вечером в центре Еревана собралось новое многотысячное шествие, которое вновь направилось к резиденции президента. Новая акция стала прямым ответом на полицейское насилие и ее спонтанность подтверждается колебаниями протестующих: в начале акции они направились к президентскому дворцу, однако затем, вернувшись на Площадь Свободы и простояв на ней около двух часов, они вновь двинулись к резиденции президента. Полиция вновь преградила путь демонстрантам, которые вновь начали сидячую акцию протеста.

На этом этапе внутри протестного движения проявилась определенная социальная и политическая динамика. В первую очередь с вечера 23 июня наметилось изменение социального состава митингующих. Если в первые дни протестов их ядро составляли гражданские активисты, регулярно принимающие участие в протестной активности и городской средний класс, то с этого времени к протестам подключается  городская беднота и представители среднего класса окраин Еревана, что объективно способствует дальнейшей радикализации целей и методов протеста. Еще одной важной особенностью состава протестующих является ключевая роль молодежи постсоветских поколений. В целом район проведения сидячей акции постепенно становится местом для выражения недовольства социально-экономической ситуацией в стране, и после 23 июня буквально с каждым днем число участников протесов растет, составляя по разным оценкам 7-8 тыс. человек, а по некоторым данным, превышая с 25 июня и 10 тыс. человек. Параллельно растет и географический охват протестов – подобные акции проходят в ряде районов Армении, в частности, в Гюмри и Ванадзоре. При этом во втором городе страны Гюмри демонстранты с 25 июня также перешли к проведению сидячей акции протеста. В результате время теперь играет против властей страны – так как каждый день продолжения акции на проспекте Баграмяна способствует росту числа митингующих и концентрации участников социального протеста.

Затем, в ночь на 24 июня, впервые проявилась активность армянских политических партий. Представители оппозиционных партий и звезды шоу-бизнеса прибыли на проспект Баграмяна для того, чтобы выступить в роли живого щита между митингующими и полицией. Их роль пока ограничивается именно этим, а робкие попытки повлиять на митингующих оканчиваются скорее неудачей. Отметим, что в подобных активных беседах с демонстрантами были замечены главным образом представители партии «Армянский национальный конгресс», а также крупнейший капиталист 1990-х годов Хачатур Сукиасян. В целом поведение партий свидетельствует скорее об отсутствии у них продуманной стратегии по отношению к движению, масштабы которого, похоже, застали врасплох оппозиционные политические силы страны. В то же время в движении активно участвуют представители либерального и националистического крыльев гражданского актива – однако пока о чьем-либо доминировании в движении говорить не приходится. Более того, стремительный рост числа участников акций протеста и растущая мозаичность их классового состава делает движение трудноуправляемым для любых элитарных групп – в большей степени, чем во время массовых акций протеста 1996 и 2008 годов.  

При этом требования движения остаются неизменными – они ограничены социальным требованием отмены повышения цен на электроэнергию. Ранее в ночь на 24 июня митингующие вновь отвергли предложение президента страны направить к нему делегации для обсуждения требований демонстрантов. Данное предложение властей вызывает опасения относительно того, что президент использует факт переговоров в своих интересах, а также попытается втянуть представителей митингующих в обсуждение их требований, склонив к уступкам. В то же время в настоящее время демонстранты не затрагивают в своих требованиях вопросов, связанных с внешнеполитическими приоритетами страны, нет пока и сугубо внутриполитических требований. Нужно также отметить растущее раздражение, которое вызывают российские СМИ, которые представляют искаженную картину происходящего, и в силу этого становятся мишенью критики демонстрантов. 

В свою очередь, власти Армении пока демонстрируют отсутствие готовых вариантов урегулирования кризиса. Более того, похоже, что уличное противостояние вызвало противоречия в армянской элите, и так достаточно фрагментированной. Так по данным армянских СМИ, в правящих кругах наметились две группировки, одна из которых склоняется к удовлетворению требований митингующих, в то время как другая исключает уступки по вопросу об отмене подорожания тарифов.   

Непосредственно на месте проведения протестов уже днем 24 июня наметилась определенная стабилизация. Митингующие выстроили ряды баррикад из мусорных баков, между протестующими и полицией образована буферная зона. В свою очередь полиция отвела часть своих сил и выстроила ограждения. В то же время, продолжается концентрация крупных сил полиции, водометов и полицейских броневиков в районе резиденции президента и здания парламента.

Дальнейший ход противостояния в Армении прояснится в ближайшие недели, а возможно и дни. Однако вне зависимости от дальнейшего хода событий уже сейчас очевидно, что буржуазная армянская элита столкнулась с крупнейшими массовыми протестами за последние семь лет, которые, потенциально могут перерасти в самое мощное социальное движение в Армении с 1991 года – если их энергию не перенаправит в своих целях буржуазия.

Давид Арутюнов  

Читайте по теме:

Давид АрутюновГеноцид: сто лет спустя

Мурад ГатталКуда шагает Азербайджан?

Сергей ИльченкоДругой путь Молдовы

Андрей МанчукБатуми. Кавказская витрина неолиберализма

Мамед СулеймановБакинская весна

Фарух КузиевЗабытая страна

Эвальдас Бальчунас«Литва. Лопнувший миф о рае»

Олжас КожахметПисьмо киевскому товарищу

Илья МатвеевПять дней в горах

Владимир ВеретенниковЛатвия: провал неолиберального эксперимента

Марк Вайсброт, Ребекка Рей. «Латвия. Кризис убивает страну»

Светлана ЦибергановаИнтервью с Альгирдасом Палецкисом

Артем КирпиченокКрошечная страна

Андрей МанчукПлощадь Ынтымак

Алиса БлинцоваЛибо есть, либо греться





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал