Коронавирус: рассуждения пациентаКоронавирус: рассуждения пациента
Коронавирус: рассуждения пациента

Коронавирус: рассуждения пациента


Глеб Простаков
И вот тебя возвращают домой – с пневмонией, но уже без коронавируса

03.08.2020

Ковид свалил меня в середине июля. Пять дней лечения на дому не дали видимого результата, после чего меня решено было госпитализировать. Интересно, что врач не имел возможности принять решение о госпитализации самостоятельно. Для этого ему пришлось вызвать скорую, которая, в свою очередь, и отвезла меня в больницу. Та же последовательность действий имела место и при отправке меня на компьютерную томографию легких. Врач, затем дублирующая решение врача скорая, которая отвозит тебя в КТ-центр – но, конечно, не привозит обратно. Назад ты едешь на такси или общественным транспортом, что сводит на нет всю суровость предыдущих действий.

«Сначала они вконец напугали народ этим коронавирусом, а теперь говорят больному с подозрением на ковид – езжай домой общественным транспортом. Какой во всем этом смысл?» – негодует работница скорой. Из чего явственно видно, что сами медработники считают проблему коронавируса не то чтобы несерьезной, но крайне преувеличенной.

Вся суть масочной истерии сходит на-нет, когда ты наблюдаешь за поведением самих врачей. Большинство из них приходили ко мне в самых простеньких марлевых масках, часто висящих на подбородках. От тебя самого надевать маску не требовалось. Некоторые работники скорой и вовсе пренебрегали масками, надевая их только по прибытию в больницу. «Чтобы не оштрафовали» – отвечали они на мой немой вопрос.

С точки зрения организации процесса диагностики и лечения все сыграно крайне неоптимально. Проблем с вызовом врача или скорой нет. Но то, как эти ресурсы используются внутри самой системы, вызывает массу вопросов. Врачи не имеют полномочий отправлять пациентов в больницы. Хотя измерение одного из основных показателей для госпитализации – падение сатурации (поступления кислорода в кровь) вполне доступно врачам и без участия скорой медпомощи.

Складывалось впечатление, что основной функционал врачей в большей мере состоит не в назначении эффективного лечения – тут за них все решает протокол – шаг влево, шаг вправо расстрел – а формальности: оформление постановления о самоизоляции и, при необходимости – больничного листа. Такая предельная специализация превращает врачей по вызову в статистов, а работников скорой медицинской помощи – в службу такси. Более-менее осознанное лечение ты получаешь только в больнице. Но и там не без странностей.

Лечения от коронавирусной инфекции, как известно, на данный момент нет. И все же тебя лечат, причем от самых экзотических болезней. Сначала меня потчевали препаратом от малярии. Хотя на тот момент уже неделю как ВОЗ объявила о недоказанной эффективности этого препарата при лечении коронавируса и, более того – о вреде его побочных эффектов. Но система по инерции продолжает лечить тебя противомалярийным препаратом. Смотрю статистику закупок лекарственных препаратов в 2020 году: на первых местах – препараты от ВИЧ и противомалярийные средства. Все стало на свои места: логика лечения определяется логикой закупок: что на складе, тем  мы и лечим. Один из вызванных на дом врачей, пытаясь объяснить, как бьет по коронавирусу лечение малярии, сослался на опыт знакомой знакомого, которой препарат таки помог. Не убедительно.

После отказа принимать противомалярийный препарат на основании собственных умозаключений, меня принялись лечить лекарством от ВИЧ. Врач уверенно заявил, что препарат справляется с коронравирусом. Ничего плохого о препарате мне вычитать не удалось, но тут уже сам врач отменил лечение им уже на следующий день. Общение врача и пациента ограничено до минимума, а любые пояснения считают «разжевыванием, которое мы не обязаны делать». Возможно, конечно, мне просто не повезло, и у других пациентов складывался нормальный диалог с лечащими врачами. И все же ощущение подопытного кролика, которого сегодня лечат от малярии, завтра от ВИЧ, а послезавтра от желтой лихорадки, не покидало.

Несмотря на отсутствие специфического лечения коронавируса, он покинул мой организм уже на пятый день внутривенной антибиотикотерапии. Со мной осталась двусторонняя пневмония, с которой меня вновь спровадили домой. Поражение легких при поступлении – 20-30%, при выписке – 30-40%. Но со ссылкой на некий «прогресс», меня все же выпроводили из больницы. Это говорит о том, что ресурсы системы таки ограничены. В больнице, в которой я лежал, почти не было свободных мест – что не мудрено при ежедневном приросте числа заболевших на 500-700 человек в одной Москве.

И вот тебя возвращают домой – с пневмонией, но уже без коронавируса. Снова постановление о двухнедельной самоизоляции, раздражающее приложение «Социальный мониторинг», звонки из полиции и совершенно непонятная телемедицина, где с тобой беседует врач, не имеющий ни малейшего представления о том, каким было течение твоей болезни. После «терапевтической» беседы, врач на том конце провода советует выполнять больничные рекомендации при выписке. Что это было, зачем? Трата времени – твоего и врача. Это снова о ресурсах и их эффективности. Ощущение того, что участвуешь в эксперименте, смысл которого сводится к демонстрации активности, но не результата.

На вопрос о том, зачем нужна самоизоляция человеку, который вытравил из своего тела коронавирус – и, более того, обзавелся антителами, которые делают его не просто не заразным, но носителем приобретенного иммунитета, врачи только разводят руками. Мол, Роспотребнадзор, протокол, бумаги, смысла которых они не могут, да и не стараются объяснить. Зачем нужно запирать человека с пневмонией в четырех стенах, лишая его возможности прогулок на воздухе, тоже не ясно.

Впрочем, нет. Один из вызванных на дом врачей, уже немолодой мужчина с «собственным мнением», объяснил все просто: происки МВФ, Сороса и Ротшильдов. «Коронавируса нет, но самоизоляция есть – это же маразм. Кто-то сильно заинтересован в том, чтобы люди меньше работали. Наносится гигантский, ничем не обусловленный ущерб экономике – здоровых людей держат дома, и медицинского объяснения этому нет. Наверху не могут этого не понимать, но продолжают вредить экономике» –  заявил врач, обозвав все это уже не теорией, но практикой заговора. Когда об экономике и заговоре рассуждают экономисты вроде Хазина и Делягина – это одно, но, когда о том же начинают говорить врачи, эффект многократно усиливается. Кто-то из таких конспирологов «с мнением» досрочно снимает пациентов с самоизоляции на свое усмотрение, чем выражает свой протест негибкой системе.

Даже мой частный случай говорит о том, что российская система тратит колоссальные ресурсы на борьбу с новой напастью. Врачи приезжают без проблем, госпитализация по медицинским показателям – без проблем. Но системе не хватает гибкости, обмена информацией между медучреждениями и врачами, обновления практик лечения в ежедневном режиме. Врачи на дом, скорая помощь, телемедицина – все это хаотично накладывается одно на другое без видимого эффекта для пациента. Пишутся и переписываются бумажки, происходит какой-то внутренний обмен между врачами и больницами, но это почти никак не отражается на качестве лечения больного. Кондовые протоколы не учитывают последних данных об эффективности лечения коронавируса в мире – как правило, тебя пытаются лечить препаратами, на закупку которых ушел наибольший объем средств. Огромные ресурсы тратятся впустую. Ресурсы медицинской отрасли, твой собственный временной и иммунологический ресурс уходят туда же – в пустоту. Безусловно, система пытается тебя вылечить – и в моем случае даже преуспела в этом. Но более гибкие протоколы и устранение «самоизоляционного безумия» позволили бы бороться с пандемией намного лучше, а ущерба для людей и экономики было бы кратно меньше. Стоит задуматься.

А теперь, для контраста, чтобы критикам российской системы здравоохранения было еще над чем поразмыслить, приведу текст поста моей знакомой в Киеве.

«Моя соседка по квартире добилась текста на коронавирус в медицинской лаборатории, заплатила деньги из своего кармана и получила положительный результат. После этого ей позвонили спросить, с кем она контактировала и с кем живет. Тина была готова дать номера соседей, но позвонившая женщина решила написать, что Тина живет одна, чтобы не делать  для них бесплатные тесты. На самом деле, здесь нет ничего удивительного. Наше министерство здравоохранения – это дерьмо. Наши доктора – точно так же дерьмо, они пытались убедить ее, что у нее нет вируса, чтобы не проверять ее бесплатно».

Если в России суета и экспериментариум, то в Украине – саботаж и нежелание лечить в принципе. Как говорится, почувствуйте разницу.

Глеб Простаков

Читайте по теме:

Андрей МанчукСлишком дорогая «политика экономии»

Илья Знаменский«Санитарный социализм» и мировой кризис

Андрей МанчукСокращают всё. Реформа в разгар пандемии

Олег ЯсинскийЛатинская Америка: хроники пандемии

Андрей МанчукCOVID-19 – болезнь бедных

Нельсон АкостаКубинские врачи спешат на помощь в Италию

Андрей МанчукМир или мор: выбор для Украины

Роман ПодолянМедицина для богатых

Евгений Жутовский«Медицинские туристы»

Артем КирпиченокУглубить медреформу!

Андрей МанчукВИЧ, насилие и война

Джозеф ВерамуЗубная боль

Андрей МанчукМедреформа и гражданское общество


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq

2011-2020 © - ЛІВА інтернет-журнал