Нет альтернативы? Взгляните на Латинскую АмерикуНет альтернативы? Взгляните на Латинскую АмерикуНет альтернативы? Взгляните на Латинскую Америку
Політика

Нет альтернативы? Взгляните на Латинскую Америку

Шеймас Мілн
Нет альтернативы? Взгляните на Латинскую Америку
Можем ли мы чему-нибудь поучиться у той части нашего мира, где правительства сознательно «повернулись спиной» к нашей экономической модели, и смогли снизить у себя уровень бедности и неравенства?

21.02.2013

С тех пор как экономический кризис 2008-го обнажил гнилость самой сердцевины нашей экономической модели, нам постоянно твердят: пусть она и плоха, но ведь ей нет никаких жизнеспособных альтернатив. Европа все сильнее затягивает пояса и потому разочарованный избиратель отвергает все правящие партии (причем, любой политической направленности), которые, поочередно сменяя друг друга, проводят одну и ту же политику приватизации, сокращения социальных расходов и способствуют росту социального неравенства.

Однако можем ли мы чему-нибудь поучиться у той части нашего мира, где многие правительства сознательно «повернулись спиной» к нашей экономической модели, и смогли тем самым снизить у себя уровень бедности и неравенства; где они смогли вернуть себе промышленные предприятия и источники природных ресурсов, вырвав их из рук корпораций; где происходит не сокращение, а развитие социальных служб; где развивается демократическое участие населения в управлении; и где именно благодаря всему вышеперечисленному народы переизбирают правительства, несмотря на активное противодействие оппозиции?

В Латинской Америке эти процессы наблюдаются вот уже более десяти лет. И последний пример лишь подтверждает эту тенденцию. На прошедшей неделе на пост президента Эквадора был вновь переизбран радикальный экономист Рафаэль Корреа, получивший 57% голосов избирателей, а его партия получила большинство мест в парламенте страны. И это лишь один из примеров. В октябре прошлого года Уго Чавес (не утративший огромной популярности в народе несмотря на все направленные против него кампании) был переизбран, получив 55% голосов, хотя и только вернулся на родину после двух месяцев лечения на Кубе. При этом, следует учитывать, что его имя вот уже 14 лет подряд значится в избирательных бюллетенях, а выборы здесь можно назвать более честными, чем в Великобритании или США.

Еще раньше в Боливии был переизбран Эво Моралес – первый латиноамериканский президент из представителей коренного населения Америки. В Бразилии в 2010-м победила на выборах Дилма Русефф – фактически, преемница президента Лулы. И в этом же ряду можно упомянуть и избрание Кристины Киршнер президентом Аргентины в 2011-м.

Несмотря на все различия между ними, несложно понять, почему их регулярно переизбирают. Латинская Америка первой прочувствовала на себе, к каким катастрофическим результатам ведет следование неолиберальной экономической догме. И она же первой и взбунтовалась против данной экономической политики. Рафаэль Корреа впервые был избран президентом после ужасающего экономического коллапса, опустошавшего страну – Эквадор тогда покинул каждый десятый житель. Однако с тех пор, как в Эквадоре началась так называемая «гражданская революция», количество людей, проживающих ниже черты бедности, сократилось здесь на треть (а проживающих в условиях крайней бедности – на 45%).

Одновременно с этим стал сокращаться уровень безработицы, развивается система социальной помощи, бесплатного здравоохранения и образования, в том числе и бесплатного высшего образования, объявленного конституционным правом граждан. Аутсорсинг был объявлен вне закона. Причем, все это было достигнуто не только благодаря перенаправлению прибыли от весьма ограниченных в Эквадоре запасов нефти на нужды большинства населения страны, но и благодаря тому, что корпорации и богатых граждан страны вынудили платить налоги, которые увеличились для них в три раза за шесть последних лет.

Кроме того, инвестиции в государственный сектор выросли до 15% от общего национального дохода, проводится политика ре-национализации и ре-регуляции банковской системы, пересматриваются заключенные ранее контракты с нефтяными компаниями. Согласно традиционным положениям ортодоксии «свободного рынка» такая политика неизбежно должна привести к экономическому краху, однако мы видим, как вместо этого происходит стремительный экономический рост и социальный прогресс. Правительство Рафаэля Корреа также закрыло американскую военную базу в городе Манта. Как заявил Корреа, Эквадор согласится вернуть ее только в том случае, если США позволят Эквадору иметь свою военную базу в Майами. Кроме того, в Эквадоре проводится политика расширения прав геев, инвалидов, коренного населения.

Правительство Эквадора предпринимает самые радикальные меры по защите окружающей среды. В данном контексте следует упомянуть и инициативу «Ясуни», в рамках которой Эквадор отказывается от разработки нефтяных месторождений на территории уникального национального парка «Ясуни» в Амазонских лесах, в обмен на помощь международного сообщества в реализации проектов разработки альтернативных источников энергии.

Все, что происходит сейчас в Эквадоре, является лишь частью прогрессивной волны, захлестнувшей практически всю Латинскую Америку: социал-демократические и радикальные социалистические правительства ведут активную борьбу против социального и расового неравенства, бросают вызов доминированию США в этом регионе, создают систему подлинной региональной интеграции, и впервые за последние 500 лет добиваются реальной независимости для своих стран.

Соответственно, если учитывать всё, что эти правительства уже сделали для большинства населения своих стран, не стоит дивляться, что их вновь и вновь переизбирают. Тот факт, что многие западные масс-медиа (и их латиноамериканские коллеги) зачастую изображают Венесуэлу или Эквадор диктаторскими режимами говорит лишь о том, что собой представляют сами эти масс-медиа. Основной причиной подобного отношения является враждебность к этим правительствам со стороны США.

В случае с Эквадором ненависть подогревается еще и решением правительства Корреа предоставить политическое убежище основателю Викиликс Джулиану Ассанжу, которому в случае его выдачи Швеции по обвинениям в преступлениях сексуального характера, грозит экстрадиция в США. В реальности же угрозу демократии в Латинской Америке несут лишь союзники США, которые уже предпринимали попытки государственных переворотов – провалившиеся путчи в Эквадоре и Венесуэле, и успешные перевороты в Гондурасе в 2009-м и Парагвае в прошлом году.

Латиноамериканские про-левые правительства, конечно же, совершают ошибки. Им тоже можно выдвинуть ряд обвинений: от коррупции до неверной политики. В Эквадоре в частности (да и по всей Латинской Америке) резко обострились противоречия между необходимостью развивать экономику с одной стороны и необходимостью защиты окружающей среды и прав коренного населения – с другой. Ни один из их примеров, естественно, не является готовой альтернативной социально-экономической моделью для подражания других стран. Возникает и ряд вопросов относительно того, как будут подолжаться эти континентальные перемены, если Чавес, предположительно, вскоре уйдет в отставку.

У его преемника, бывшего профсоюзного лидера Николаса Мадуро, есть все шансы победить на выборах. Однако ни он, ни харизматический Рафаэль Корреа, вероятно, не смогут стать такими же катализаторами перемен по всей Латинской Америке, каким стал в свое время Уго Чавес. Тем не менее, происходящие сейчас процессы трансформации всего региона пользуются широкой народной поддержкой, в то время как фактически дискредитировавшим себя правым нечего предложить народу.

Что же касается всего остального мира, то разве может быть что-либо более нелепое, чем утверждение (и это спустя пять лет с начала кризиса), что иных вариантов нет и нужно продолжать ту же самую неолиберальную экономическую политику? Да, экономика латиноамериканских стран, конечно же, находится на иной стадии развития, и опыт этих стран нельзя просто копировать и применять повсюду. Но, тем не менее, Латинская Америка наглядно демонстрирует, что существует множество альтернатив неолиберальному мазохизму. И, мало того, эти альтернативные модели развития могут пользоваться поддержкой избирателей.

Шеймас Милн

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Почему у Чавеса получилось?

Эдуардо Гарсиа. Рафаэль Корреа: выборы и реформы

The Economist. Из крана в розетку

Федерико Фуэнтес. Медиа-борьба за свободу слова


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал