Куба во времена коронавирусаКуба во времена коронавирусаКуба во времена коронавируса
Пряма мова

Куба во времена коронавируса

Джессика Домингес
Куба во времена коронавируса
После семидесяти дней борьбы с Covid-19, ситуацию удалось взять под контроль

26.05.2020

Предисловие Олега Ясинского. Куба не делает ничего особенного. Этот бедный ресурсами остров, который находится в состоянии жесткой блокады со стороны США, с очередями за скромным выбором продуктов, с массой абсурдных бюрократических проблем на каждом шагу и очевидной бедностью большинства населения, просто спасает жизни. В отличие от так называемых «развитых стран», где пенсионеры и больные бедняки рассматриваются властью как обуза для экономики, на Кубе идет борьба за жизнь каждого. Куба не делает ничего особенного, ее государство просто выполняет долг перед собственными гражданами – нечто недоступное пониманию правительств «богатых» и «успешных» США, Чили, или подавляющего большинства других стран. Поэтому, несмотря на множество проблем, недостатков и противоречий, Куба остается для меня на пьедестале величайшего из возможных в наше время гуманизмов.

Джессика Домингес – выпускница Гаванского университета, автор многих независимых кубинских СМИ и издатель электронного журнала El Toque, созданного группой друзей-журналистов, открывает своей работой новые пространства гражданского участия и анализа сложных кубинских реалий. Меня восхищает взгляд Джессики на свою страну. Благодаря нескольким неделям ее терпеливых объяснений и встреч с ее друзьями я узнал и полюбил этот остров еще больше. В поисках ответа о будущем Кубы я вдруг понял, что очень верю в ее молодежь, не говорящую о революции, но ежедневно, анонимно и бескорыстно практикующую ее. И этих людей гораздо больше, чем кажется со сторону.

Я попросил Джессику рассказать нам о том, как происходит жизнь на Кубе в эти странные коронавирусные времена.

– Сейчас, когда практически весь мир – часть единой капиталистической системы – начинает признавать глубокий социальный кризис и собственную неспособность ответить на вызов COVID-19, что происходит на Кубе? Как борется с пандемией ее медицинская система отличная от нашей?

– Первый случай Covid-19 был обнаружен на Кубе 11 марта, его носителем был итальянский турист из Ломбардии. С этого момента сработали все наши сигналы тревоги, хотя поначалу реакция была достаточно сдержанной.

Поскольку на Кубе вся система здравоохранения является государственной, бесплатной и всеобщей, правительство здесь отвечает за все области борьбы с пандемией и обязано гарантировать медицинское обслуживание всем пациентам без исключения. Согласно официальным данным, к приему пострадавших на острове готовы 3468 больничных коек и 477 коек интенсивной терапии. В дополнение к этому были подготовлены больницы и карантинные центры – как для заболевших, так и для пациентов с подозрением на болезнь. Министерство общественного здравоохранения ежедневно выступает с официальными заявлениями, среди прочего сообщая о числе новых случаев болезни и количестве умерших. Государство на Кубе – единственный источник этой информации.

По данным на 24 мая, на Кубе было взято 94060 анализов на коронавирус, в ходе которых выявлены 1941 заболевших. От болезни умерло 82 человека.

Тем не менее, для борьбы с пандемией недостаточно чисто медицинских усилий, результатом которых стала разработка собственного лечебного протокола, строгости в его применении и огромного повседневного усилия медиков, оказавшихся на первой линии борьбы – с тем, чтобы остановить распространение болезни. Чтобы понять сегодняшнюю ситуацию в стране, необходимо учесть и ряд других нелечебных мер профилактически-санитарного, общественного, политического, экономического и административного плана, направленных на нейтрализацию угрозы Covid-19.

20 марта с экранов кубинского телевидения руководство страны сообщило о первых предпринятых действиях. С тех пор было принято почти 180 мер по борьбе с коронавирусом – как общенационального, так и местного характера. При этом в стране не было объявлено ни чрезвычайного положения, ни всеобщего карантина.   

24 марта были закрыты границы, отменены все научные, культурные, спортивные и религиозные мероприятия, было объявлено об особой защите семей с низким уровнем дохода. Для всех государственных работников, которые не смогли выйти на работу, была гарантирована выплата 100% зарплаты в первый месяц и 60% в последующие месяцы. Все работающие за свой счет были полностью освобождены на этот период от налогов. Это только некоторые из наиболее общественно значимых мер. 

Активисты гражданского общества выступили с рядом важных инициатив – например о налаживании шитья масок в домашних условиях, устанавливали контакты для распространения продуктов среди наименее защищенной части населения или создании новых видов мелкого частного бизнеса.

На улицах с целью лучшего обеспечения общественного порядка и выполнения всех мер был усилен полицейский контроль – ведь, несмотря на принятие важных и позитивных мер, в условиях дефицита и возросшей нужды, имеет место немало правонарушений. Председатель Судебной палаты Верховного Народного Суда сообщил, что с 27 марта по 30 апреля этого года были привлечены к разным видам ответственности 503 гражданина – за распространение вируса, неподчинение и сопротивление властям, скупку продуктов с целью спекуляции и другое.

В целом, управление кризисной ситуацией на Кубе считается успешным. Были приняты некоторые меры, ограничивающие права, например на свободу передвижения, собраний, выражения – но есть и другие, которые в общественном и политическом смысле означали движение вперед. Например – в сфере принятия совместных решений и координации между центральными и местными властями, в успешных решениях экономических вопросов при участии разных общественных сил, в новых формах организации труда. Также были сделаны важные шаги, направленные на развитие цифрового бизнеса. Многие из этих решений удовлетворили давно звучавшие требования граждан. 

– Каковы основные способы лечения заболевших? Много говорилось об интерфероне, кубинском медикаменте, который был представлен как один из самых эффективных в борьбе с коронавирусом. Кроме того, он оказался одним из первых препаратов, которые начали применять в самом начале пандемии. Потом пресса о нем почти забыла. Каков  его настоящий эффект? Продолжает ли он использоваться?

– Складывается впечатление, что после семидесяти дней борьбы с Covid-19, ситуацию удалось взять под контроль и уже близится возвращение к норме. На этой неделе было зафиксировано самое низкое с начала распространения вируса число заболевших и было всего двое умерших. Гавана остается проблемным местом, но во многих районах страны уже больше двух недель нет ни одного нового случая заражения.

Министерство общественного здравоохранения разработало протокол действий по борьбе с Covid-19, объявив приоритетами профилактику и контроль над течением болезни. Этим протоколом предусмотрены меры по осуществлению активного наблюдения и выявления случаев заражения, защита категории граждан повышенного риска и контроль над контактами заболевших, включая период после выздоровления. 

Согласно этим нормам, все, у кого подозревают болезнь, и все, кто контактировал с подтвержденными заболевшими, обязаны переместиться в специально созданные для этого центры карантина, чтобы находиться постоянным медицинским наблюдением. У всех подозреваемым на коронавирус немедленно берется анализ.

Было решено использовать Biomodulina T – кубинский медикамент с доказанным эффектом по повышению иммунитета. Его предоставляют для всех людей старше 60 лет, находящихся в приютах для престарелых. Что касается используемых методов лечения, всем обратившимся в больницу еще до результатов анализа дают интерферон альфа 2b, осельтамивир — избирательный ингибитор нейраминидаз вируса и азитромицин. Пациенты групп повышенного риска лечатся калетрой – антиретровирусным средством, используемым против ВИЧ-инфекции – и хлорохином – лекарством, эффективным при малярии. Кроме этого, используется плазма крови пациентов, выздоровевших после Covid–19.

Что касается вызвавшего столько дискуссий интерферона – это не вакцина и не панацея, а средство терапии. Он замещает недостаток интерферона, вызываемый Sars-Cov-2 и усиливает иммунную систему. Это вершина кубинской биотехнологии, его первая формула была получена в 1981 году и сегодня интерферон производится в разных странах мира.  

По этому поводу кубинский журналист Энрике Торрес объясняет: «в начале февраля, вместе с информационной лавиной, вызванной ростом Covid-19, распространилась новость о кубинском лекарстве, используемом в Китае для «вылечивания» болезни. Эта информация породила ложные надежды. (…) Председатель BioCubaFarma (кубинская государственная биотехнологическая компания, изобретатель интерферона – прим. переводчика) заявил, что выбор Национальной комиссией Здравоохранения Китая препарата Interferón Alfa 2b Humano Recombinante – который продается под названием Heberon Alfa R – связан с тем, что он доказал свою эффективность в борьбе с вирусами, похожими на сегодняшний коронавирус, но ни в коем случае это не «исцеление». Кроме того, Марта Аяла, вице-президент Кубинского центра Генетической Инженерии и Биотехнологии (CIGB), напомнила, что «… в 2002 году, во время вспышки ТОРС (тяжелого острого респираторного синдрома) и в 2012 году при появлении MERS (ближневосточного респираторного синдрома), интерферон был использован для профилактики заражений и лечения заболевших. Ученые совпадают в том, что этот препарат не «вылечивает», но может быть эффективен при борьбе с Covid-19, особенно на его ранних стадиях». 

Медицинские власти Кубы сообщают, что в борьбе с коронавирусом, кроме интерферона, в стране используется еще пятнадцать препаратов местного производства и три импортных для пациентов в более тяжелом состоянии.

Врачи считают, что наиболее успешное лечение начинается до подтверждения диагноза, чтобы выиграть дни и укрепить иммунную систему. После выписки, выздоровевшие должны находиться 14 дней дома на карантине и под наблюдением врачей. 

Кроме этого, в разных местах страны проводятся обследования населения по технологии SUMA («sistema ultra micro analitico» – «ультра-микро-аналитическая система», разработанная на Кубе вначале 80-х для проведения большого количества быстрых анализов. Этой технологией оборудовано 232 лаборатории в разных точках страны – прим. переводчика). Она позволяет выявить асимптоматичные случаи Covid-19.

Важно добавить, что, как и во всем мире, кубинские врачи заняты поиском вакцины или препарата, полностью излечивающего болезнь. С этой целью в стране сейчас проходит два клинических испытания.

– Известна работа международных кубинских медицинских бригад. Пресса много писала в эти недели об их прибытии в наиболее пострадавшие страны. Что бы ты могла об этом сказать?

– Учитывая опыт, накопленный в результате постоянного участия наших медиков в борьбе с эпидемиями, преодолении последствий катастроф и стихийных бедствий, руководство страны заявило о готовности предложить медицинские услуги в нынешней ситуации.

На сегодня существуют 25 медицинских бригад, являющихся частью «Контингента Генри Рива» (названного в честь американского солдата-добровольца, воевавшего за независимость Кубы –прим. переводчика). Они помогают бороться против эпидемий и катастроф в разных точках мира. Еще 59 медицинских бригад работают в труднодоступных регионах с нехваткой врачей. 

«Контингент Генри Рива» был создан в 2005 году по инициативе Фиделя Кастро, после урагана «Катрина» в США, с целью помощи пострадавшим на территориях Миссисипи, Алабамы и Луизианы. Но оказать эту помощь не удалось, поскольку это было запрещено правительством США. 

Помощь кубинских врачей, медсестер и техников в других странах – ответ на просьбы их правительств, по причине сложной ситуации в местных системах здравоохранения и с учетом кубинского опыта. Врачи, которые покидают свои семьи и рискуют заразиться, заслуживают признания со стороны всех людей – а не только тех, кого они помогут спасти. 

– Мы знаем о сложной ситуации с горючим, продуктами питания, гигиеническими средствами и медикаментами. Как решаются сейчас эти вопросы?

– Куба еще до пандемии уже находилась в состоянии экономического кризиса. Доступ к горючему, продуктам питания, предметам уборки, личной гигиены и медикаментам в целом был большой проблемой. Сейчас он во много раз хуже.

Чтобы не допустить скопления людей, были закрыты самые крупные торговые центры, и рынки, где продукты продавались в национальной валюте по более доступным ценам (на Кубе в ходу две валюты – конвертируемый песо CUC, приблизительный эквивалент доллара и неконвертируемый внутренний песо CUP, которым платят зарплаты и цена которого примерно в 25 раз ниже – прим, переводчика). В магазинах открыты только хозяйственные и продуктовые отделы, поэтому покупка любого товара превращается в настоящую одиссею, сравнимая с возвращением на Итаку. Стояние в очередях за чем-то нужным занимает в среднем от трех до четырех часов. 

Благодаря «карточкам обеспечения» можно приобрести минимум необходимых продуктов: рис, сахар, растительное масло, соль, яйца и какой-нибудь протеин, поровну распределяемых межу семьями. Это работающий много лет механизм, который в контексте наших реалий позволяет обеспечить население продуктами первой необходимости. Но распределительная система не расширяется, потому что, согласно объяснениям президента, в стране недостаточно ресурсов для производства некоторых продуктов, что не позволяет обеспечить их распределение для всего населения.

В условиях объявленной для всех социальной изоляции, несмотря на риск для здоровья, очереди оказываются единственным разрешенным пространством общения, социальной жизни и удовлетворения экономических потребностей.

– Предполагаю, что новые меры экономической блокады Кубы со стороны США в этой ситуации затрагивают прежде всего обычных людей. Ты могла бы привести какие-то примеры того, как это влияет на повседневную жизнь? 

– Блокада Кубы со стороны США существует – и во время администрации Дональда Трампа она увеличилась. В последние месяцы затруднилась доставка горючего, в основном из-за того, что под санкции попадают все танкеры, доставляющие груз в кубинские порты. Запрещена доставка на Кубу любой продукции американского производства из любой точки мира, что серьезно осложняет наш доступ к медикаментам. 

В качестве примера можем вспомнить недавние препятствия китайской фирме, пытавшейся доставить свою медицинскую продукцию, переданную в дар Кубе. Для этого пришлось искать сложные непрямые пути. Также была ограничена отправка переводов на Кубу из других стран. Компания Western Union позволяет делать их только из США, запретив свою работу с Кубой из других стран. Это серьезно осложняет ситуацию, потому что многие кубинские семьи зависят от экономической помощи из-за границы. 

Тема блокады – наша постоянная проблема, затрагивающая всех нас повсеместно и постоянно, не только в период коронавируса. При этом, важно понимать, что блокада не является причиной всех кубинских проблем. Реальность сложнее. Тема блокады часто используется как повод для оправдания неэффективности или ошибок в управлении. И одновременно с этим блокада – постоянный стимул для коллективной изобретательности, ставшей нашим способом сопротивления.

– Что изменилось с пандемией в жизни кубинцев и что остается прежнем? Очень важная часть вашей повседневности происходит вне дома, в постоянном общении с соседями, знакомыми и случайными прохожими. Мне трудно представить Гавану опустевшей. Могла бы ты описать немного пейзаж и атмосферу на острове в эти странные времена?

– На Кубе, как и во многих местах мира, улицы выглядят безлюдными и пустыми. На них уже не встретить ни одного туриста, на тротуарах не видно играющих детей, не слышно криков традиционных уличных игроков в домино. Обычно многолюдный гаванский Малекон (знаменитая столичная набережная - прим. переводчика) уже больше двух месяцев пуст, и жизнь в основном перешла в виртуальное измерение – по мере возможности, поскольку доступ в интернет ограничен и дорог (власти США блокируют прокладку на Кубу сетевых кабелей – прим. ред.). 

За исключением очередей – вокруг магазинов, банков и лотков с овощами и фруктами кажется, что на острове нет никакого коронавируса. Не зная контекста, многие могли бы подумать о революционных демонстрациях, но мобилизирующим фактором в данном случае являются кусок курицы или пакет стирального порошка.

И только защитная маска – аксессуар, обещающий надолго остаться на мировой сцене и несколько анахроничный для карибской жары – напоминает нам, что мы на Кубе времён Covid-19. В остальном жизнь продолжается без изменений. 

Спрашивал Олег Ясинский

Читайте по теме: 

Нельсон Акоста. Кубинские врачи спешат на помощь в Италию

Андреа Кущевски. Технологическое неповиновение 

Камило Гевара«Революционер руководствуется чувством любви»

Андрей МанчукКуба и культы

Олег ЯсинскийФидель Кастро: революция отказывается умирать

Энтони Боадл«Больше врачей»

Леонид Грук. Что ждет Кубу?

Поль ля Фарж. Кубинская фантастика: грезы Острова Свободы

Олег ЯсинскийПосле Фиделя

Андрей МанчукФидель Кастро и Украина

Алейда Гевара«Уважение к правам других»

Леонид ГрукКуба. Реформы «бескомпромиссников»

Николай СпорикВ чужой устав со своим монастырем

Андрей Манчук. Куба: что будет после Кастро


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq

2011-2020 © - ЛІВА інтернет-журнал